ВАШИНГТОН - В России с советских времен неизменным остается одно - высокопоставленные руководители стараются скрывать масштабы возникающих бедствий и катастроф.

Так поступал советский президент Михаил Горбачев по время аварии на чернобыльской АЭС в 1986 году. Так поступал президент Владимир Путин во время гибели атомной подводной лодки 'Курск' в 2000 году. Так было в первые дни после массового убийства школьников на юге России.

Российское телевидение получило указание не освещать события в Беслане в слишком темных красках. Руководители приуменьшали размер потерь и преувеличивали эффективность действий специальных подразделений, направленных для прекращения противостояния.

Когда президент Путин прервал, наконец, в субботу свое затянувшееся молчание, чтобы сбить волну быстро нараставшего гнева населения, он сказал в своем телевизионном обращении: 'Преступление террористов, бесчеловечное и беспрецедентное по своей жестокости, представляет прямую интервенцию международного терроризма против России'.

Он не признался в том, что захватившие заложников боевики требовали окончания войны в Чечне. Было ясно, что Путин заинтересован в том, чтобы представить данное нападение связанным не с местным освободительным движением, а с международным терроризмом, воюющим против России.

В условиях, когда его режим оказался близок к дестабилизации, каким тот был все пять лет пребывания Путина на президентском посту, он обратился к Западу, в первую очередь, к Соединенным Штатам, за поддержкой. В своем телевизионном обращении президент упомянул об опасениях иностранных государств, связанных с ядерной опасностью в России, которую 'необходимо устранить'.

У Соединенных Штатов есть причины беспокоиться о нестабильности России. В своей книге 'Nuclear Terrorism: The Ultimate Preventable Catastrophe' (Ядерный терроризм: катастрофа, которую можно предотвратить) профессор Гарвардского университета Грэм Эллисон (Graham Allison) пишет: '90 процентов всего ядерного топлива за пределами США находится на складах бывшего Советского Союза. Из-за огромных его запасов, ненадежной системы охраны и повсеместно распространенной коррупции Россия представляет величайшую угрозу в плане неконтролируемого ядерного оружия'.

Программа 'Нанна-Лугара', призванная помочь в финансировании процесса уничтожения российского ядерного оружия, при администрации Буша столкнулась с трудностями. Но, наверное, администрации Буша стоит еще раз присмотреться к угрозе неконтролируемого ядерного оружия в нестабильной России.

Дэниел Шорр является главным комментатором Национального Общественного Радио (National Public Radio)