Вашингтон - Зачем они это сделали? Зачем было чеченским боевикам или международным террористам - или кому бы то ни было - захватывать школу в городке Беслан в Северной Осетии, захолустном регионе на юге России, и взрывать ни в чем не повинных детей? Что это могло им дать?

Интересный аспект этого чеченского теракта, отличающий его от других недавних вылазок подобного рода - нападения мятежников на государственные объекты в Ингушетии в июне и чеченскую столицу Грозный в августе, крушения двух самолетов 24 августа и взрыва бомбы 31 августа в Москве (в результате этих тщательно спланированных действий всего за 10 страшных дней в России погибли как минимум 500 человек) - заключается в том, что даже в отсутствие убедительных данных, аналитики в данном случае, в общем, понимают, что происходит.

Сразу после теракта в Беслане, буквально накануне Дня труда в США, российский президент Владимир Путин в одном из своих нечастых обращений к стране (которую, как ему до сих пор казалось, он контролировал с помощью 'властной вертикали' и 'управляемой демократии'), заявил, что захват школы означает начало 'тотальной и полномасштабной войны'. И, возможно, он был прав.

Но затем он сказал, что захват - это 'вызов всей России . . . нападение на нас всех'. И вот в этом он глубоко ошибается.

Эта серия терактов - преднамеренно организованных в разных регионах, чтобы у россиян возникло впечатление, будто мятежники способны нанести удар где угодно - была направлена против Путина и его горделивого, скрытного и косного 'гэбэшного государства'. Выявились его слабые места - это государство слишком закрыто и неповоротливо, лишено гражданского содержания, механизмов установления истины и коррекции собственных действий, чтобы бороться со столь разрушительными для общества силами. Внезапно обнаружилось, что 'современный царь' - голый.

Насколько мы в данный момент можем представить себе цели террористов, представлявших собой причудливое собрание традиционных чеченских боевиков, боровшихся с властью еще в советские времена, и безжалостных приверженцев 'Аль-Каиды'?

'Это начало процесса присоединения новой военно-политической силы к войне против России', - не без некоторого трепета замечает Сергей Марков, уважаемый аналитик, близкий к Кремлю.

'Неясно, что это за сила', - говорит он, добавляя при этом, что прежние 'зачинщики', укрывшийся в подполье президент Чечни Аслан Масхадов и сепаратист-радикал Шамиль Басаев, превратились теперь чуть ли не в сторонних наблюдателей.

Судя по всему, эта загадочная сила стремится продемонстрировать, что Путин не контролирует Россию, а не добиться от Кремля уступок по довольно скромным, и связанным исключительно с самой Чечней притязаниям сепаратистов. Если это так, то осада школы - один из тех опасных моментов в истории, когда фанатики, преследующие далеко идущие цели, подминают под себя движения, выдвигавшие первоначально вполне законные требования.

Лилия Шевцова, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги, подобно многим аналитикам, считает путинское государство 'несостоятельным'. 'Это момент истины для страны, - говорит она, отмечая, что Путин поначалу отказывался ехать в Беслан, и буквально скрылся из глаз во время осады школы. - Дума боится созвать внеочередное заседание. Президент прячется. Правительство прячется. Это конец политического процесса, когда никто уже не хочет брать на себя ответственность'.

Тут надо сделать паузу и вспомнить, что никто иной как Иосиф Сталин во время войны подверг чеченский народ репрессиям и депортации, что никто иной как Борис Ельцин, в один из запойных дней 1992 г. [так в тексте - прим. перев.] послал российских солдат стереть чеченцев в порошок, хотя те требовали от Москвы всего лишь уважения, что никто иной как Владимир Путин, придя к власти пять лет назад, цинично использовал победу над чеченцами как доказательство эффективности создаваемого им 'гэбэшного государства'. Более того, ставя во главе Чечни одного российского квислинга за другим, он постоянно заявляет, что в республике воцарились 'мир и стабильность'.

Но после августовских событий те легкие времена, когда Москва была в состоянии разобраться с требованиями, исходящими с территории самой страны, явно миновали. В игру вступили арабские боевики, олицетворяющие собой притязания радикальных исламистов, чьи цели в отношении России, скорее всего, мало отличаются от целей в отношении Европы, Израиля и США: показать, что эти неверные - христиане и евреи - не могут против них устоять.

Вот какое сообщение прислал мне из Прибалтики Пол Гоубл (Paul Goble), легендарный аналитик, работавший ранее на 'Радио 'Свободная Европа'': 'Во-первых, я думаю, исламисты на Северном Кавказе считают, что обратили Путина в бегство. Он просто не знает, что делать. И они уверены, что могут подтолкнуть его к каким-то вопиющим жестокостям. Во-вторых, они надеются поссорить Россию с мусульманским миром. Это приведет к расколу в России - где живет более 25 миллионов мусульман - и ослаблению российского влияния на Ближнем Востоке'.

Тем не менее, можно кое-что предпринять во избежание такого развития событий. Аслан Масхадов, традиционный политический лидер Чечни, немедленно открестился от убийства школьников в Беслане. Министр иностранных дел чеченских сепаратистов Ильяс Ахмадов, недавно получивший политическое убежище в Соединенных Штатах, заявил, что чеченцы 'окружены индустрией смерти', но дал понять, что его присутствие на Западе может способствовать посредничеству в урегулировании конфликта.

Возможно, удачнее всех выразился Александр Искандарян, директор Кавказского института СМИ В Армении (его слова цитирует 'Financial Times'): 'С чеченцами надо вести политическую, экономическую, социальную и религиозную работу. Необходимо сесть за стол переговоров с боевиками, предложить им амнистию, провести нормальные выборы, дать республике деньги'. Кстати, именно этим и заканчиваются подобные мятежи - будь то в Кении, Малайзии, Омане или Турции. Это единственный путь - если, конечно, вы не хотите, чтобы их масштабы и цели разрослись до ужасающего и безграничного уровня.

Вместо этого, Путин следует своей прежней негибкой линии. Он немедленно отправил представителей в Израиль для изучения тамошних методов борьбы с повстанцами (а израильтяне 'превосходно' справляются с делом, превратив действия боевиков с локальными задачами в кровавое восстание с неограниченными целями).

К сожалению, в своем нежелании идти на урегулирование чеченской проблемы путем переговоров Путин к тому же уже давно пользуется поддержкой администрации Буша. Таким образом, Соединенные Штаты теперь оказывают Путину поддержку, по крайней мере моральную, в его действиях, способных обернуться гражданской войной в России - подобно Ираку, Афганистану и еще бог знает каким странам - ведь в войне с терроризмом Москва повторяет многие из ошибок, которые в таком изобилии делает Вашингтон.

Джорджи Энн Гейер - обозреватель ряда изданий, работающая в Вашингтоне.