Как и наших партнеров в России, участвующих в работе финансируемого Евросоюзом Европейского центра по защите прав человека, нас ужаснули недавние события в Беслане, и мы осуждаем методы тех, кто совершил эти преступления (см. передовые статьи и статью Ахмеда Закаева от 7 сентября). Однако мы глубоко обеспокоены и требованием президента Путина, чтобы Запад отказался от 'двойных стандартов' и рассматривал конфликт в Чечне как нечто аналогичное борьбе против бен Ладена и 'Аль-Каиды'.

В октябре мы и наши российские коллеги будем представлять интересы первых шести чеченцев, подающих иски против России в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Все они утверждают, что стали жертвами серьезнейших нарушений прав человека; среди них - матери, чьи дети были убиты в результате российских бомбовых ударов по колоннам беженцев, покидавших Грозный в конце 1999 г.

Наш опыт обращения в Страсбургский суд с исками в связи с конфликтом на юго-востоке Турции убеждает нас, что мирное урегулирование в подобных региональных 'горячих точках' невозможно, если правительство соответствующей страны не соблюдает основополагающие права человека. Пока российское правительство не начнет добросовестно выполнять обязательства в отношении прав человека, взятые на себя при вступлении в Совет Европы в 1996 г., выхода из заколдованного круга насилия и отчаянья, по нашему мнению, не будет.

Профессор Билл Боуринг (Bill Bowring),

Директор Исследовательского института по правам человека

Филип Лич (Philip Leach),

Директор Европейского центра по защите прав человека

В своей статье "Американские друзья чеченцев", опубликованной 8 сентября), Джон Лафлэнд (John Laughland) обращает внимание на 'двойные стандарты' в политике США и Британии: сами они имеют право на военные акции за пределами своих границ, но России не позволяют поступать таким же образом даже на собственной территории. Несмотря на огромные жертвы, принесенные Россией за последние 15 лет, и гигантские шаги вперед по строительству эффективной демократии, все, что она получила взамен - это двоедушное мошенничество, экономическое разграбление и эксплуатацию, а также поддержку Западом врагов российского государства.

В особенности Запад стремится не допустить контроля России над строящимися трубопроводами для поставки каспийской нефти испытывающему нефтяную жажду миру, передавая его в руки антидемократов - исламских экстремистов - подлинно 'блестящий' демарш, если учесть, что из всех государств региона только Россию можно всерьез считать демократической страной. Чечня - неотъемлемая часть этой многовековой дипломатической игры. Для многих западных лидеров Холодная война явно не закончилась.

Доктор Майкл Правица (Michael Pravica), Гендерсон, Невада, США

После крушения СССР Кремль рассматривал Северную Осетию как потенциальный форпост российской мощи, имеющий ключевое значение для ее влияния на Кавказе. В ноябре 1992 г. Россия поддержала изгнание местными властями 70000 ингушей из районов, аннексированных у Ингушетии по приказу Сталина в 1944 г.

Северная Осетия стала средоточием военной мощи - по количеству оружия на душу населения республика, по оценкам, занимает первое место в мире - и в декабре 1994 г. именно из Северной Осетии началось первое крупное российское вторжение в Чечню.

Дэвид Крауч (David Crouch), Лондон

Джон Лафлэнд пишет, что чеченские сепаратисты пользуются в США поддержкой видных неоконсерваторов, которые стремятся 'ослабить Россию и вытеснить ее с Кавказа'. Однако влияние неоконсерваторов на политику Белого дома, судя по всему, ограничено, поскольку, как сообщают СМИ, официальный представитель Белого дома Скотт Макклеллан (Scott McClellan) в понедельник выразил российскому руководству недвусмысленную поддержку: 'Ответственность за трагические жертвы лежит на террористах. Соединенные Штаты стоят плечом к плечу с Россией в нашей общей борьбе с глобальным терроризмом'.

Дэвид Фрэйзер (David Frazer), Ричмонд, Суррей