Французский философ бросает обвинения. Перед лицом страшного теракта, никто не следит за действиями Кремля. И за политическими решениями, которые могут спровоцировать новый Беслан.

Теракт, который произошел в Беслане, ужасен. Страшный захват заложников. Он страшнее всех доселе виданных акций как в количественном отношении - по числу жертв, так и в качественном - из-за юного возраста заложников. Террористы, которые захватывают в заложники детей, морят их голодом и заставляют пить мочу, а в конце стреляют в них, способны на все, даже на взрыв атомной электростанции.

Перед лицом этой трагедии обращают на себя внимание две совершенно ошибочные и глупые реакции: российские войска ведут себя катастрофическим образом, пытаются освободить школу с помощью огнеметов; западные страны не решаются критиковать Путина и, следовательно, становятся сообщниками катастрофической политики, которая породила подобных монстров.

Вся эта жестокость развивается во лжи. Цифры, к примеру, лживы. Спустя несколько дней после трагедии все еще неизвестно, что на самом деле произошло, неизвестно, кто и что делал, неизвестны даже личности захватчиков. Все слушают только бесстыдное вранье Кремля. Перед этим океаном лжи западное общественное мнение притворяется невероятно наивным.

Хотите пример? Пресса с самого начала взяла на вооружение безо всякой проверки определение 'группа чеченцев' для характеристики захватчиков. Это определение распространено российскими чиновниками. Мы во всем мире заключили, что чеченцы ответственны за это ужасное преступление, и что этот народ, истребляемый в течение десяти лет, сам истребляет и убивает детей. А значит и заслуживает собственную трагическую судьбу.

Но это не так. Бывший президент Ингушетии Руслан Аушев, отправившийся на переговоры с захватчиками, засвидетельствовал, что речь не идет о группе, преимущественно состоящей из чеченцев. Там были и ингуши, и осетины, возможно, арабы и, возможно, чеченцы.

И группа не только в большинстве своем не состояла из чеченцев, но и не представляла чеченских сторонников независимости, которые устами своего президента Аслана Масхадова сразу же осудили этот захват заложников, назвав его 'подлостью и преступлением'. Больше того: представитель Масхадова Ахмед Закаев из Лондона предложил приехать на место трагедии, чтобы остановить этот кошмар.

Когда пресса говорит о 'чеченской группе', она все смешивает. То есть, делает то, что вот уже пять лет делает Путин. Это очень большая и непростительная ошибка. Для борьбы с террористами необходимо их изолировать, а не говорить, что они представляют целый народ. Подобное смешение приводит к отчаянью чеченцев, а нас заставляет утопать в лицемерии. С начала чеченской войны погибло 40 тысяч детей. Только вот их, не запечатленных на телевизионных кадрах, никто в расчет не берет.

Вот уже десять лет я предупреждаю общественное мнение о том, что в Чечне воспроизводится афганский сценарий. Вспомните: Советский Союз захватил Афганистан и опустошал его в течение десяти лет, разрушая не только населенные пункты, но и социальные и моральные институты. Он превратил его в tabula rasa, и это именно то, чем российские войска занимаются сегодня в Чечне. Результат у всех на виду: на этих опустошенных территориях наихудшие гангстеры и наихудшие фанатики - талибы взяли власть в свои руки. Эпилог: башни Близнецы на Манхэттене.

По всему видно, что российские войска ничему не научились: они разрушают сегодня маленькую Чечню, равняя ее с землей, уничтожая и мучая самым бесчеловечным образом пятую часть населения,. На месте, я собрал ужасные свидетельства - пленные, проданные их семьям, после того, как с них была содрана кожа или они были буквально растерзаны на куски. Есть причина для того, чтобы люди сошли с ума. Не от Бога, а от боли.

Ненависть порождает ненависть. Сейчас три четверти чеченского населения

прислушивается к тем, кто противостоит терроризму, направленному на мирных жителей, к таким как Масхадов. Они отказываются имитировать методы действия российских войск, которые ведут войну против мирных жителей, они не желают имитировать варварство оккупантов. Но долго ли это будет продолжаться? Опасность существует. Есть молодежь, которая знает только войну, и которую Путин совершенно свел с ума. Есть женщины, потерявшие мужей, братьев, сыновей и дочерей, которые рискуют стать теми, кто на данный момент пока является исключением: людьми-бомбами.

Повторю то, что не перестаю говорить уже десять лет: мы наблюдаем афганский сценарий, и Путин - это пожарник-поджигатель! Его борьба с терроризмом не только не действует, но и контрпродуктивна. Терроризируя при помощи российских войск чеченское население, он лишь создает более благоприятные условия для террористического экстремизма.

Те, кто на Западе или где бы то ни было еще, действительно хотят, чтобы Беслан не повторился, не имеют права ограничиться трауром по погибшим детям, они должны носить траур и по всем тем тысячам уже мертвых, безымянных чеченских детей, которые лишены голоса и истории последних пяти лет. И они должны призвать Путина к проведению переговоров со сторонниками независимости, которые осудили этот захват заложников.

Они должны это сделать, не только руководствуясь принципами морали, но и реализмом. Терроризм, направленный на детей, способен на все, и будет слишком поздно вмешиваться, когда в России взорвут атомную электростанцию. Облако Чернобыля не останавливается на границе.

Беспокойство за наших детей, французских и итальянских, точно так же, как за русских и чеченских, должно привести Запад к тому, чтобы вынудить Путина к проведению переговоров со сторонниками независимости во главе с Масхадовым для прекращения огня и восстановления мира в Чечне. Без этого Кавказ взлетит на воздух.