Бывший президент Ингушетии Руслан Аушев лично вел переговоры с террористами и был свидетелем неподготовленного штурма школы в Беслане.

Вопрос: Раздавались ли выстрелы из здания школы? Что планировали силовые структуры?

Аушев: Мы ждали Аслаханова (советника Путина). Я хотел войти в здание вмести с ним. Там было послание Масхадова (предводитель мятежников, избранный в 1997 президентом Чечни; с 2000 года скрывается).

Вопрос: Масхадов распорядился передать послание лично Вам? Они лично Вам дали это письмо?

Аушев: Да, мне лично.

Вопрос: И каковы были требования?

Аушев: Как всегда. Вывод российских войск из Чечни. Чтобы разрядить ситуацию, мы сказали: 'Мы передадим ваше письмо российскому президенту'. Нам нужно было каким-то образом распутать этот узел. Самое главное было спасти детей, даю слово.

Вопрос: Конечно. . .

Аушев: И они дали нам даже номер телефона в школе. Они попросили, чтобы им позвонил один московский министр и поговорил с ними. Все сорвалось из-за этих местных жителей, которые начали стрелять. Штурм был совершенно неподготовлен. И если кто-то утверждает обратное, то он лжет.

Вопрос: Они говорили с Вами, не снимая масок?

Аушев: Нет, они открыли лица. И они говорили по-русски. Когда я предложил говорить по-вайнахски (кавказский диалект), они сказали - нет, по-русски.

Вопрос: Руслан Султанович, мы обязаны поблагодарить Вас, все-таки Вы спасли 26 человеческих жизней.

Аушев: И, что для меня еще важнее, 15 грудных младенцев. Когда они вырастут, то узнают, что дружба между осетинами и вайнахами сохранится навек. Обязательно напишите это!

Руслан Аушев, 49 лет. Генерал в отставке, ветеран афганской войны. До 2001 в течение восьми лет был президентом автономной республики Ингушетия в составе России. Еще в 1999 удачно проявил себя в роли посредника в ходе мирных переговоров между русскими и чеченцами. Его республика приняла двести тысяч чеченских беженцев.