Роберт Баер - бывший агент ЦРУ на Ближнем Востоке и в Ираке, автор книги 'Спать с дьяволом' (2004 год, издательство Piemme)

Среди множества плохих новостей, приходящих из Беслана, худшая для Владимира Путина вытекает из опознания тел террористов, убитых на месте штурма. Если действительно правда, что среди организаторов этого страшного варварского акта были и этнические русские, президент имеет дело с катастрофическим сценарием: возникновением резерва боевиков из числа российских мусульман, готовых сражаться за чеченское дело. Уже сейчас существует риск распространения чеченского движения в других республиках Кавказа, региона, где удельный вес ислама не был высок, но сейчас растет все быстрее, и именно эта экспансия является одной из целей террористов.

Конечно, Путин старается подчеркнуть не эту, а другую новость, появившуюся в результате расследования в Беслане: присутствие среди боевиков арабских террористов, что, по мнению президента, является ясным доказательством прямой связи чеченцев с 'Аль-Каидой'. В том, что эти отношения существовали в прошлом, сомнений нет. То, что они продолжаются сейчас, скорее всего, невозможно, и отстаивание этого аргумента имеет под собой единственную цель - добиться солидарности мира в отношении конфликта, имеющего прежде всего местные корни. То, что террористы в Беслане говорили на арабском языке, не должно удивлять: многие чеченцы годами изучают Коран в Мекке и Медине, некоторые генералы иорданской армии имеют чеченское происхождение, уже десятки лет многие чеченцы находятся в Ираке.

В общем, существуют гораздо более приемлемые объяснения, чем связь с Усамой бен Ладеном, который, скорее всего, не имел никакого отношения к организации теракта в Беслане и уж точно не отдавал непосредственного приказа. Гораздо легче взвалить вину на аутсайдера, чем признать наличие огромной внутренней проблемы.

Но правда гораздо страшнее: для мусульман чеченский конфликт действительно приобрел важное символическое значение, причем большее, чем ситуация на палестинских территориях или вторжение американцев в Ирак. Как бы то ни было, среди целей американцев и израильтян нет цели уничтожения мусульман. А русские в течение девяностых годов разжигали войну, в результате которой погибли как минимум 80 тысяч человек - акт геноцида, который уничтожил целое поколение чеченских мусульман и вынудил тысячи других превратиться в беженцев. К сожалению, урок последнего времени заключается в том, что чем больше Путин ужесточает свои позиции, тем более жестким и радикальным становится ответ террористов.

Но его политика привела и к менее предсказуемым результатам. Чеченские мусульмане в большинстве своем являются приверженцами суфизма, традиционно не воинственной секты, но даже они взялись за оружие. Те, которые прежде проводили различия между Путиным и Джорджем Бушем, сейчас видят лишь одного врага. Джихад нашел еще одну зону для экспансии. И образовалась взрывоопасная смесь.

Финансирование чеченцев идет из Персидского залива. Последнее доказательство поступило в феврале, когда в Катаре был убит бывший чеченский президент Зелимхан Яндарбиев, который выступал посредником в отношениях с богатыми арабскими эмирами, раздающими миллиарды террористам всего мира, часто наличными. Мотивацией их действий почти всегда бывает чувство вины, ощущение, что они слишком мало делают для исламского дела.

Оружие поступает от чеченских торговцев, которые безнаказанно действуют в Москве, часто при пособничестве коррумпированных полицейских. Техника терроризма заимствуется у боевиков, которые регулярно ездят в горячие точки 'джихада': палестинцы обучают их, как готовить пояса смертников, афганцы - как взрывать самолеты. Цель одна: спровоцировать как можно больше смертей для того, чтобы терроризировать русских и заставить их отступить.

Операции чеченцев становятся все более зрелищными еще и потому, что российских спецслужб для них практически не существует. После долгих лет войны российским агентам так и не удалось внедриться в группу командования, которая отдает приказы о проведении операций. Но еще больше безупречной подготовки атаки в Беслане Путина должен беспокоить тот факт, что нашлось такое количество террористов, готовых к самоубийству.

Против распространения чеченской идеологии плохо действуют все более репрессивные военные меры, которые российские генералы, конечно же, советуют принять своему президенту. Они породят все более жесткие ответы в регионе, который стал базаром, где можно найти любые виды вооружений, в том числе и не только обычных.