Три бурных года прошло с тех пор, как президент Буш во всеуслышание заявил о том, что заглянул в душу президента России Владимира В. Путина и понял, что с этим человеком можно иметь дело. Но если в администрации Буша и продолжается самокритический анализ, то именно им объясняется то, что последние атаки чеченских террористов в России только углубили наметившиеся отчуждение в отношениях между двумя странами.

Хотя ужас, вызванный резней школьников и другими терактами, можно понять, почти отчаянный тон Путина застал чиновников администрации врасплох. На прошлой неделе российский президент раскритиковал Соединенные Штаты за предложение отвечать на требования чеченцев не только военными, но и политическими средствами.

'Почему бы вам не встретиться с Усамой бен Ладеном, не пригласить его в Брюссель или Белый Дом, провести переговоры, спросить у него, чего ему нужно и дать, чтобы он оставил вас в покое?' заявил Путин группе гостей с Запада.

После такого вопля души государственный секретарь Колин Пауэлл поспешил заявить, что 'не может быть оправдания происшедшему в России' и 'компромисса в этой битве'. Белый Дом сообщил, что президент Буш позвонил родственной душе, чтобы выразить свои соболезнования. Другие чиновники, отвечая на жалобу Путина о том, что Соединенные Штаты дали убежище одному из лидеров чеченцев и поддерживают контакты с другими, сообщили, что убежище было предоставлено судом, а администрация Соединенных Штатов прервала два года назад контакты с чеченцами даже на низшем уровне.

Хоть чиновники из администрации и оперативно отреагировали на озабоченность Путина, у некоторых из них характер его власти высказывает растущие сомнения - речь не только о жестоком и, похоже, бессмысленном подавлении чеченского движения за независимость, но и о других шагах, которые навевают воспоминания о русском авторитаризме прошлого: преследование инакомыслящих и крупных бизнесменов, ограничение свободы прессы, раздел российских ресурсов между приближенными, вмешательство во внутренние дела Грузии и других соседей и безоговорочный отказ от сотрудничества с американскими нефтедобывающими компаниями в прошлом году. 'В настоящий момент русские посылают очень смешанные сигналы', заявил один из высших чиновников в администрации. 'У них очень двусмысленная позиция по вопросу отношений с Западом. Хотят ли они быть его частью? Не совсем. Хотят ли они быть против него? Тоже не очень'.

С эти согласны сотрудники предыдущей администрации. 'В последние пару лет в американской администрации утвердилось нервное ощущение того, что политика Путина в Чечне, возможно, неверна, но вдруг она сработает', говорит Стивен Сестанович (Stephen R. Sestanovich), главный специалист по России в администрации Клинтона. 'За последние две недели эта идея просто развалилась. Мы больше не считаем, что то, что делает Путин - неприятно или гротескно. Это просто провал'.

Пока администрацию Буша порицали за якобы присущую ей неспособность работать с союзниками, Буш и его помощники изо всех сил обхаживали Россию, и могут правомерно заявить о достигнутых результатах. Среди них сотрудничество по расширению НАТО до границ России, установление американского военного присутствия в бывших советских республиках и пересмотр подписанного при Никсоне договора так, что Америка может теперь заниматься разработкой национальной системы противоракетной обороны. Как говорят чиновники из администрации, не менее важно сотрудничество с целью давления на Иран и Северную Корею с тем, чтобы они прекратили свои ядерные программы. В случае с Ираком, Москва повозмущалась, но куда меньше, чем можно было ожидать.

Удивительно в этом то, что на Путина обрушилось столько критики за то, что он мог бы сделать больше для Соединенных Штатов по вопросам Ирана, Ирака и Северной Кореи, и что администрация фактически дала Путину и его команде зеленый свет, не допуская значительной критики его авторитарного стиля.

Частично эта критика идет от неоконсерваторов, которые критиковали администрацию Клинтона за то, что она закрывала глаза на политику Бориса Ельцина. По иронии судьбы, одним из тех критиков была Кондолиза Райс, бывшая советником Буша в ходе его предвыборной кампании. В 2000 г. она написала статью для журнала 'Foreign Affairs', где утверждала, что администрация Клинтона 'мило беседовала' с Кремлем, пока Ельцин и его приятели грабили российскую казну.

Сегодня резкая критика администрации Буша слышится и от тех чиновников эры Клинтона, на которых нападала Райс четыре года назад. 'Мы притворяемся, будто русские готовы с нами сотрудничать больше, чем на самом деле', говорит г-н Сестанович. Ричард Холбрук (Richard C. Holbrooke), посол Клинтона в ООН добавляет: 'Они дали Путину карт-бланш'.

В ответ госсекретарь Пауэлл заявил, что он поднимает эти вопросы каждый раз, когда встречается с российскими руководителями, и даже когда писал критическую статью для 'Известий' прошлой зимой.

'Итак, - сказал он, у России есть проблемы, с которыми нужно работать, но разве мог кто-то ожидать, что Путин станет неожиданно прислушиваться ко всему, что говорят иностранцы? Мы всегда давали знать русским, где, по нашему мнению, им нужно изменить поведение, и где достичь большей эффективности'.

Однако, сохраняется обеспокоенность тенденциями в России, основанная на долгом опыте ее непредсказуемых отношений с Западом. К этому добавляется распространенное мнение о том, что чеченская проблема не имеет очевидного решения, так как укоренена в стремлениях к независимости, не прекращающихся с первых дней царистской империи, а также устрашающая тенденция исламских боевиков к использованию самых крайних методов.

Многие ощущают, что вряд ли у Соединенных Штатов получится уговорить Путина искать политическое решение после того, как они вторглись в Ирак. Но если в ходе своей президентской кампании Буш заявляет, что Соединенные Штаты побеждают в войне с терроризмом, немногие предположат, что Путин мог бы сказать то же самое своему народу.

Чиновники в администрации заявляют, что они намерены использовать проблемы с Чечней как возможность для того, чтобы еще более усилить сотрудничество с Россией в таких вопросах, как безопасность на авиатранспорте и обмен разведданными по терроризму. 'Нам предстоит еще много сделать, нужно только продолжать работать', сказал один из чиновников.

Официальные лица также отвергают идею о том, что Буш, хотя и заглянул в душу Путина, имеет какие-то иллюзии относительно проблем с Москвой.

'Могу вас уверить, он все понимает, - сказал представитель администрации, обсуждавший с президентом эти вопросы. - Факт в том, что следующий президент - Буш или Керри - намерен продолжить развивать конструктивные отношения с Москвой, хотя существующие тенденции не предвещают ничего хорошего'.