Нет сомнений, что в Думе Владимир Путин вряд ли встретит возражения. Если его планы пройдут, то на следующих выборах больше не будет независимых парламентариев, представляющих свои избирательные округа, останутся только представители партий, а подходящие партии сколачивает сам президент. Вторая палата парламента еще больше превратится в инструмент одобрения законов, а строптивых губернаторов искать будет напрасно. Властная вертикаль, подчинение руководству Кремля, становится неприступной.

Выберет ли Россия демократизм - видимость демократии - или демократию - по содержанию - это ее внутреннее дело. Европейским политикам, в том числе канцлеру Германии, придется, тем не менее, подумать над тем, сколь подходит для Европы то новое, чего желает Путин, вытащенное из старых запасников.

Предсказуемым партнером Россия быть сможет, но пути путинской системы в результате быстро разойдутся с действующими в Европе идеалами или идеалами, к которым, по крайней мере, стремятся.

Путин обосновывает свои предложения, имеющие почти форму указа, преступлением, совершенным в Беслане. Действительно, они объясняются структурной неспособностью добиться политического урегулирования чеченской проблемы. Россия чеченизируется. Кадры решают все. В том числе и с помощью насилия.