С тех пор как Владимир Путин был избран в 2000 г. президентом России, он только и делал, что менял структуру государственной власти, созданную его предшественником Борисом Ельциным. Прозвучавшее в понедельник заявление российского лидера о том, что он собирается упразднить прямые выборы региональных губернаторов, выводит процесс централизации на новый качественный уровень, поднимая при этом все больше вопросов об эффективности работы центральных властей.

Ельцинская конституция 1993 г. учредила федеральный парламент смешанного типа, половина членов которого избиралась на основе пропорционального представительства с учетом партийных списков. Остальные народные избранники получали депутатские удостоверения в результате прямых выборов в одномандатных округах.

Ельцин также не побоялся наделить региональных губернаторов "таким количеством полномочий, какое Вам было бы под силу осуществлять", и придать официальный статус народным выборам в регионах в 1996 г.

Точка зрения Владимира Путина, которую разделяет большинство простых россиян и оспаривают высокопоставленные политики прошлого, заключается в том, что в начале 90-х годов такие демократические "свободы" очень быстро стали ассоциироваться с анархией, различного рода махинациями и коррупцией, возникшими в результате борьбы противоборствующих экономических и политически сил. По его мнению, региональная власть нуждалась и нуждается в упразднении.

В этой связи во время своего первого срока на посту президента России Владимир Путин принял решение отстранить от исполнения обязанностей тех губернаторов, которые подозревались в нарушении закона, вывести их из состава Совета Федерации - верхней палаты российского парламента - и назначить семь полномочных представителей президента Российской Федерации, которые контролировали бы работу региональных властей.

Он настоял на изменении или отмене тех региональных законов, которые противоречили федеральному законодательству, лишил губернаторов полномочий по назначению судей и должностных лиц в правоохранительных органах и значительно урезал бюджеты субъектов Российской Федерации, сместив финансовый баланс в сторону федеральной власти.

Вот уже более четырех лет Владимир Путин говорит о восстановлении советской "вертикали" власти с присущим ей механизмом принятия решений, продиктованных сверху. Но его политика привела к замене одной бюрократической системы на другую, еще более неповоротливую и неэффективную во всем, что касается предотвращения лавины террористических актов.

Захват заложников в Беслане, похоже, только ускорил воплощение в жизнь идеи о дальнейшей политической централизации, так долго вынашиваемой кремлевскими функционерами.

"Путин смог успешно и эффективно ограничить власть в регионах, но пока не понятно, будет ли он в состоянии справиться с последствиями своих действий", - считает американский исследователь Роберт Ортунг (Robert Orttung), профессор Американского университета (Вашингтон, округ Колумбия) и специалист в области российского федерального устройства. По его мнению, разрушение местной демократии только снизило ответственность и отчетность властей.

"Эти реформы являются огромным шагом назад", - говорит он. "В такой большой стране как Россия необходимо такое федеральное устройство, когда власти на местах имели бы возможность заниматься местными проблемами и отстаивать местные интересы. Невозможно управлять страной из Москвы. Существует прямая связь между уровнем демократии, который стремительно падает, и уровнем коррупции, который неуклонно растет вверх".

На бумаге изменения, принятые в федеральном парламенте, выглядят так, как будто Россия делает шаг в сторону западного политического устройства с характерным для него большим количеством политических партий. На практике же они будут означать отстранение от борьбы независимых кандидатов (как, например, господин Рыжков), которые обязаны своим избранием местному населению. Их место займут политики, которые более лояльны по отношению к правительству, чья партия "Единая Россия" в настоящий момент доминирует в преимущественно безмолвствующем парламенте.

Учитывая предыдущие неудачные попытки Владимира Путина воспитать гражданское общество посредством действий, проводимых под диктовку Кремля, его вчерашнее предложение о создании новых органов регионального управления, при помощи которых добропорядочные граждане могли бы осуществлять власть и отстаивать свои интересы, было встречено с изрядной долей скептицизма.

Московский политолог Борис Макаренко заявил буквально следующее: "Такая система сможет функционировать только в хорошем политическом климате, но она никуда не годится в случае различных осложнений. Кремль не обладает большим количеством достойных кандидатов, поэтому московские политики просто переназначат существующих должностных лиц или выберут кандидатов из местной элиты, руководствуясь прежде всего их верностью без учета профессионализма и компетентности".

Господин Макаренко считает, что последние реформы, направленные на централизацию власти, подорвут веру местного населения в своих губернаторов и поставят Владимира Путина и федеральные власти в прямую зависимость от своих действий. "Определенно, это шаг в сторону более авторитарного государства".