На десятый день после драмы с заложниками в Беслане Владимир Путин находит свой ответ на нападение террористов: он предлагает политику железного кулака. Битву с террористами он, правда, таким образом не выиграет, но демократии повредит серьезно.

Новая доктрина такова: вести борьбу с терроризмом с помощью нанесения превентивных ударов - в том числе за рубежом - и при использовании спецвойск и ракет. Путинский министр обороны исключает только использование атомного оружия.

Таким образом, Кремль присваивает себе ту самую стратегию, за которую он так громко критикует Соединенные Штаты.

У себя в стране Путин хочет в дальнейшем назначать местных князей, а не избирать, как раньше. И это относится не только к кавказским регионам, но и ко всем 89 республикам, входящим в состав России. Кроме того, всех депутатов Государственной Думы теперь будут избирать по партийным спискам, а не так, как раньше, когда половину из них выбирали по избирательным округам. Таким образом, независимые кандидаты и малочисленные партии потеряют свой единственный шанс.

Путин обосновывает это необходимостью еще больше укреплять 'вертикаль власти' - что означает возможность влияния сверху донизу. Как будто влияния было мало: Дума, Совет Федерации и Правительство давно уже перестроились на лояльность по отношению к Кремлю, регионы находятся под контролем Москвы. Да и в Думе партия Путина и без того имеет большинство в две трети голосов, с помощью которого при желании можно как угодно менять текст Конституции страны.

До настоящего момента Путин довольствовался возможностью 'управлять' российской демократией. И вот теперь он налаживает систему контроля. Но успешно осуществлять центральное руководство по всей России вплоть до регионов, сегодня так же невозможно, как и когда-то по всему Советскому Союзу. Да, Путин берет на себя ответственность за все возможные просчеты. Но из-за того, что они могут повредить его популярности, он хочет обуздать всю страну. А это порочный круг.