Это тихий государственный переворот, утверждают самые авторитетные политические комментаторы Москвы. Радикальная реформа политико-административной системы России, о которой объявил вчера президент Владимир Путин, направлена на укрепление 'единства исполнительной власти', чтобы - объяснил он - страна была в состоянии более эффективным образом бороться против терроризма, который объявил ей войну. На расширенном заседании правительства, в котором по этому случаю впервые принимали участие региональные руководители, губернаторы всея Руси, Путин заявил о ряде мер, которые еще больше и существенным образом ущемляют демократические свободы, завоеванные после развала коммунизма, ускоряя авторитарный упадок нового режима. Что же это за меры, которые российский лидер рассчитывает принять, даже не нарушая конституционных процедур, учитывая абсолютное большинство, которым он располагает в парламенте?

Первое. Закончилась эпоха, когда губернаторы избирались прямым всеобщим голосованием. Поскольку, невинно объяснил Путин, исход голосования на выборах непредсказуем, необходимо срочно принять меры и обеспечить, чтобы управлять беспокойными субъектами Российской Федерации стали доверенные люди (если не избирателей, то президента), воодушевленные здоровым духом единства. Следовательно, отныне губернаторы будут избираться законодательными собраниями, местными Думами, по предложению самого президента, чтобы избежать возможных недоразумений. При помощи некоторого диалектического искривления Путин оправдал эту меру необходимостью борьбы с терроризмом. Действительно, поскольку цель международного терроризма и закулисных кукловодов, которые им руководят, - это разрушение единства России, основы ее величия и мощи, надо избежать избрания на посты губернаторов ненадежных людей, соблазненных мечтами об автономности и независимости из Москвы. В результате этой меры регионы снова возвращаются под железный контроль Кремля, а правители все больше отдаляются от подданных. Тем более, что Путин рекомендовал губернаторам в свою очередь 'оказывать влияние' на формирование местных властей нижестоящего уровня.

Второе. Закон о выборах будет изменен в сторону расширения пропорциональной избирательной системы и отмены системы мажоритарной (до сих пор российские депутаты избирались по смешанной системе, пятьдесят на пятьдесят) с тем, чтобы содействовать образованию крупных национальных партий, способных, согласно президенту, взять на себя борьбу с терроризмом. Это официальная цель мероприятия, но многие комментаторы подчеркивают, что реальная его цель - окончательно сломать хребет либерально-демократической оппозиции, которая в связи с этой реформой теряет всякую надежду на прохождение в парламент, тем более, что избирательное законодательство предполагает 7-процентный барьер для прохождения, а согласно предложенному формирование блоков и альянсов будет запрещено. Результатом принятых мер станет еще более покорная и контролируемая Дума, где партия президента 'Единая Россия', поддержанная, таким образом, всеми местными властями, практически получит монополию на власть. Отсюда и опасность новой 'советизации' посткоммунистической России, о которой говорили вчера многие политологи либерального направления.

Третье. Будут усилены полиция и секретные службы, которым президент пообещал не только увеличение финансирования, но, прежде всего, расширение полномочий, таких как, например, право карать террористов непосредственно, превентивным образом в местах, где они скрываются, - естественно, без всякой необходимости вмешательства органов правосудия - при необходимости, даже отлавливая их за границей. Ни одного слова критики в адрес органов безопасности по поводу их действий во время трагедии в Беслане. В лучших традициях Путин оправдал высшее руководство, обвинив представителей коррумпированной местной власти, которые недостаточно бдительны и доходят даже до того, что выдают паспорта террористам.

Четвертое. Dulcis in fundo, президент объявил войну не только всем террористическим организациям, но также и тем, кто подозревается в том, что каким-то образом прикрывает их, пусть даже только 'при помощи их фразеологии', что в Москве прозвучало, как угроза не только в адрес исламских общин, но и ассоциаций, которые по старой диссидентской традиции продолжают защищать права человека.