Владимир Путин прав: имевшиеся до сегодняшнего дня достижения России в борьбе против терроризма, питательная почва которого остается без внимания, были недостаточными. Последним, страшным доказательством этого была кровавая бойня в Беслане.

Прав президент также и тогда, когда признает: 'Мы проявили слабость, а слабых бьют'. Это следует понимать как признание своего собственного поражения. Поскольку период продолжающегося уже скоро пять лет президентства Путина проходил под знаком возвращения государству его мощи - путем концентрации власти в Кремле, что на официальном языке называется 'усилением вертикали власти' и 'управляемой демократией'.

То, что провозглашает Путин сейчас - газета 'Известия' называет это 'сентябрьской революцией' - пропагандировалось бы прежде как 'дальнейшее совершенствование' этой системы. Один лишь пример: президент хочет теперь, после того, как создал почти верноподданническую Думу, практически сам назначать руководителей областей, регионов и республик. В этом находит свое отражение полное недоверие ко всему российскому обществу.

Но он не справится с неспособностью, со служебными злоупотреблениями и коррупцией, вполне могущими способствовать терроризму, если в будущем сосредоточит в своих руках еще большую власть. В конце концов, все еще имеет силу высказывание: Россия велика, а до царя далеко, даже если тот в качестве президента пользуется поддержкой большинства избирателей.