Доктор наук по славистике, Элен Блан видит 'руку' спецслужб в большинстве политических потрясений, произошедших в России с 1980 года. Политолог в Национальном центре научных исследований (CNRS), она является автором книги 'KGB Connexion. Система Путина' (Изд. Hors commerce).

Кровавые события в Беслане будут иметь тяжелые последствия?

Терроризм - мировое явление, он вызывает беспокойство, как таковой. Но я хочу надеяться, что этот ужасный эпизод позволит американскому и европейскому общественному мнению составить более ясное впечатление о системе Путина. Российский президент облачает чеченский конфликт в одежды мирового терроризма. Это удобное обобщение позволяет ему избежать подлинных, глубинных вопросов.

Каких?

Террористическая составляющая существует, но чеченский конфликт - это, прежде всего, колониальная война. Вот уже 150 лет как малые народы Кавказа вошли в состав Российской Империи. Сегодня, после репрессий советского периода, непонимание остается полным. Москва хочет заставить верить, что все чеченцы поддерживают террористов. Это ложь. В частности, я считаю, что наиболее радикальными сепаратистами, так называемыми 'ваххабитами', манипулируют. Их лидер, Шамиль Басаев, которому вменяется захват заложников в Беслане, был 'создан' КГБ, и лишь потом стал наемником, готовым продать себя подороже. Кому на руку он действует, по правде говоря?

Кому в Москве было бы выгодно, чтобы этот конфликт продолжался?

В России теракты совершаются часто до или после выборов. Пять лет назад, теракты сплотили россиян вокруг Путина. Вспомните: он был сильный человек, противоположность Борису Ельцину. Он даже пообещал покончить с чеченцами за две недели.

Вопрос независимости Чечни может оказаться на повестке дня?

Я так не думаю. Все пять лет российский президент отказывается вступать в переговоры с сепаратистами, даже с самыми умеренными из них. Все планы мирного урегулирования были отвергнуты. Путин построил свою 'легенду' на силе. Для него переговоры стали бы знаком слабости. Полный тупик. Главной задачей чеченцев является попросту выживание. Играя в 'учеников чародея', Москва рискует. Ибо Кавказ, с его мозаикой малых народов, это пороховая бочка. И если начнется пожар, понадобится много поколений, чтобы потушить огонь.