Начинающий диктатор России Владимир Путин скоро заставит президента Буша показать, насколько в действительности он привержен принципам торжества демократии во всем мире. В понедельник Путин обнародовал свое решение о том, чтобы прекратить системы прямых выборов губернаторов регионов и перейти в российском парламенте к выборам на основе списков, составленных лидерами общенациональных партий, которых он контролирует практически полностью.

Это решение - вне всякого сомнения, шаг к установлению тирании в России. Оно никак не может быть оправдано борьбой с терроризмом. И план этот у Путина был готов уже как минимум несколько месяцев, а теперь он цинично использует страшный террористический акт в Беслане для прикрытия своих действий.

Реальную значимость своих действий Путин даже не пытается скрывать - он насаждает диктатуру простым старым способом, опробованным еще Фердинандом Маркосом (Ferdinand Marcos), Анастазио Сомосой (Anastasio Somoza) и Пак Чон Хи (Park Chung Hee). По его словам, усиление государства необходимо для победы над врагом. Его предшественники говорили то же самое. Да, России действительно необходимо бороться с терроризмом, но уничтожение выборной системы и политических оппонентов Путина ничего общего с этой борьбой не имеет.

Теперь встает вопрос, насколько судьба демократии в России волнует президента Буша. С самого дня 11 сентября 2001 года он постоянно твердит о своей великой стратегии продвижения демократии по всему миру. В Ираке эта цель по праву была поставлена во главу угла, и, несмотря на бездарные действия его советников из Пентагона, и сейчас остается там главной задачей. Также Буш много говорил о планах по укреплению демократии на Большом Ближнем Востоке. И снова, хотя пышные слова пока так и не сопровождаются никакими серьезными делами, цель провозглашена важная и достойная. В Афганистане в качестве избирателей, которые будут голосовать на президентских выборах 9 октября, зарегистрировалось ни много ни мало 10 миллионов человек - такого успеха не ожидал никто.

Приверженность президента демократическим принципам даже подвергалась критике как опасный идеализм со стороны наших экспертов по внешней политике - видимо, реалистов. Даже Демократическая партия, когда-то свято верившая в идею продвижения демократии в мире, следит за действиями Буша цинично и враждебно. Буша - надо отдать ему должное - это не испугало.

Но при всем этом в течение двух последних лет правительство Буша постоянно закрывает глаза на антидемократические тенденции в России. Прошлой весной госсекретарь Колин Пауэлл достаточно жестко высказался по поводу отношений Путина со своими оппонентами, и вчера он также выразил свою обеспокоенность действиями Путина. Однако из Белого дома пока мало что слышно, а от президента, единственного человека, голос которого имеет какое-то значение, не слышно вообще ничего.

От того, найдет ли президент Буш в себе достаточно сил, чтобы осудить действия человека, которого он считал своим союзником в борьбе с терроризмом, зависит очень многое. Конечно, многие могут сказать, да и Буш, наверное, сам один из них, что Путин 'на нашей стороне'. Путин, мол, консолидирует власть, потому что Россия противостоит страшным террористам. Но как это может помочь нам вести войну с террором?

На самом деле никак, скорее даже наоборот. Если Буш однозначно не встанет на сторону демократических сил в России, это подорвет доверие к тому, что он говорит об установлении мировой демократии. По заявлению одного из сотрудников Белого дома, которое он сделал для New York Times, действия Путина рассматриваются как 'внутреннее дело российского народа'. Ах, так? Но, если это действительно так, то давайте то же самое скажем обо всех других народах, на чьи права посягают тираны, стоящие у власти. Если правительство Буша продолжит держаться этой своей линии, то те, кто противостоит демократии на Ближнем Востоке, будут показывать пальцем на то, что Америка открыто проповедует политику двойных стандартов, а те, кто на Ближнем Востоке ратует за демократию, будут дискредитированы. По положениям, которые Буш ставит во главу угла в своей войне с террором, будет нанесен серьезный удар.

И ни президенту, ни его советникам не следует говорить, что, как же, мол, Соединенные Штаты жизненно заинтересованы в том, чтобы Россия продолжала свою борьбу. Война с террором отнюдь не должна и не может предполагать, что другие вопросы, связанные с интересами и стратегией Соединенных Штатов можно убирать в сторону. Россия под властью диктатора так же опасна для интересов Соединенных Штатов, как и Ирак под властью диктатора. Если надежды на демократические преобразования в России улетучатся окончательно, соседи России в Восточной и Центральной Европе по праву поставят вопрос об опасности для них и за защитой обратятся к тем же Соединенным Штатам.

Президенту предстоит взглянуть в глаза еще одному неприятному факту: диктатура в России никогда не будет надежным союзником Соединенных Штатов. Любой российский диктатор всегда будет с подозрением смотреть в сторону Америки, потому что стабильности его личной власти будут угрожать ее могущество, ее влияние на другие страны мира и сам факт ее существования как примера успешного демократического развития.

Ну, и, в конце концов, есть еще такой вопрос, как судьба самого российского народа. Разве Соединенные Штаты содействовали свержению советского коммунизма лишь для того, чтобы теперь смотреть и ничего не делать, когда на его место приходит другая тирания? И такое наследие Буш хочет оставить в истории?

Очень многое зависит от того, что скажет и сделает Буш в ближайшие несколько дней, и никто не имеет права говорить, что ему легко будет дать правильные ответы на поставленные вопросы. Если Буш безоговорочно осудит Путина, Америке это выйдет боком. Если он пойдет дальше и начнет применять против России различные меры в экономической и политической сфере, чтобы выразить неодобрение последних шагов Путина со стороны США, нам, возможно, не видать сотрудничества со стороны России. Но попробовать можно и нужно.

Возможно, под давлением международного сообщества, включая Европу, во главе с Соединенными Штатами, Путину придется пойти на попятную. В любом случае, президент Буш должен хотя бы попытаться это давление оказать. Нужно оставаться верным однажды высказанным принципам - как просто ради принципа, так и ради интересов своей страны.

Робер Каган - старший эксперт фонда Carnegie Endowment for International Peace.