Каждому диктатору нужен свой Беслан, чтобы получить лицензию на захват еще большей власти.

Теперь президент Путин полностью воспользовался вновь обострившейся потребностью россиян в безопасности. Он объявил о планах по усилению контроля над всеми 89 регионами России, хотя к борьбе с терроризмом эти планы почти не имеют отношения.

Тем не менее, они будут популярны. Путин хорошо разбирается в таких вещах. Довольно многие желают, чтобы страна прибегла к своему традиционному средству борьбы с угрозой - "твердой руке". Возражающее меньшинство лишено способов протестовать.

Самая радикальная перетряска за последние десять лет принесет пользу Путину, это ясно. Однако он сделал так, что если возникнут проблемы (а они возникнут хотя бы при малейшем колебании цен на нефть), россияне будут винить его одного.

Но хороши ли "реформы" для России? Даже если вы сторонник теории, что благосостояние и демократия не связаны друг с другом, ответ будет "нет".

Планы настолько широки и продуманны, что становится ясно, что Путин рассматривал их уже какое-то время.

Самым важным нововведением является то, что губернаторы будут избираться не всенародным голосованием, а местными парламентами, причем по представлению Путина.

Второе радикальное изменение заключается в том, что все места в нижней палате парламенте - Думе будут распределяться по партийным спискам. В настоящее время половина депутатов избирается именно так, а половина - по одномандатным округам. Все либералы и независимые депутаты нынешнего состава Думы избраны по одномандатным округам.

Путин заявил, что "те, кто вдохновляет, организует и проводит террористические акты, стремятся к развалу страны". Это нонсенс.

Действительно, чеченские боевики, представляющие сепаратистское движение, история которого насчитывает десятилетия, хотят, чтобы их республика отделилась. Но это вовсе не так во многих регионах России.

Своими действиями Путин нисколько не поможет разрешению чеченской проблемы. Напротив, она может только распространиться.

Для начала, чеченцам говорят, что Москва не собирается предоставлять большей автономии или вступать в какой-либо диалог. И все же, если переговоры немыслимы непосредственно после трагедии в Беслане, необходимо в долгосрочной перспективе учитывать эту возможность, учитывая, что жесткая тактика Путина не работает.

Централизация контроля может воспламенить и другие регионы. Они вполне могут воспротивиться снятию своих губернаторов, назначению путинских ставленников и потере свободы от Москвы. Перемены скорее похожи на рецепт повторения Чечни, чем обуздания существующего конфликта.

Этот отход от демократии не похож на стимул для экономики и инвестиций. Путин - определенно, один из тех, кто считает, что авторитарный контроль может стимулировать экономическое развитие. Ясно, что на него оказало большое влияние его собственное видение успехов Китая и других азиатских "тигров" вроде Сингапура.

Возможно. Но есть причины скептически относиться к применимости азиатских моделей, даже не вдаваясь в горячие споры о том, может ли экономика стабильно расти при отсутствии параллельной политической либерализации.

В российском случае, для развития нефтяной промышленности, не говоря уж о находящемся в зародышевом состоянии неэнергетическом секторе, крайне нужны иностранные инвестиции. Трудно предположить, что иностранные инвесторы, и так в этом году шокированные атакой Кремля на нефтяной гигант "ЮКОС", увидят пользу для себя в перетрясках этой недели.

Некоторым россиянам может показаться, что, наконец, пришел сказочный герой, сильный лидер, который решит проблемы матушки-России и по-хозяйски распорядится ее ресурсами. Но иностранные инвесторы видят, что бывший шеф спецслужб, которого никогда до конца не поймешь, показал нос хрупкой российской конституции и мнению мирового сообщества в придачу.

Своими шаги Путин не делает Россию стабильной страной, которой управляет лидер, приверженный власти закона. Иностранные инвесторы вполне готовы не обращать внимания на несовершенства демократии, если выполняются эти два условия. Но в России дело обстоит не так.

Фактически, не было так и до этой недели. Эпизод с "ЮКОСом" - самое непостижимое из решений Путина. Разрушив и, возможно, обанкротив компанию, которая для всего остального мира была символом экономической модернизации России, он выбросил за борт самое ценное, что было у России на мировом рынке.

Этот эпизод указывает на то, что Путин, возможно, потерял контроль над людьми, которых он поставил на ключевые должности в правительстве и которые, несомненно, стоят за атакой на "ЮКОС". Похоже, об этом же говорят и неуклюжие действия спецназа в Беслане.

И все же, приписывая такие неудачные решения вредоносному влиянию этих лиц, мы высказываем лишь одну из гипотез о темных делах в правительстве Путина. Но, если это так, инстинкты Путина и его советники подвели президента - вместо того, чтобы восстановить контроль над своим кабинетом, он принялся наводить порядок в отдаленных регионах.