Борис Николаевич, какое же мужество Вы тогда показали, взобравшись на БТР и пытаясь пресечь попытку августовского переворота. Прошло с того дня уже тринадцать лет. Товарищ Ельцин, что за политическую мудрость Вы проявили, дав толчок настолько демократической для России конституции. Это было одиннадцать лет назад. Борис Николаевич Ельцин, каким же недальновидным было Ваше решение отправить той зимой в Чечню армию для борьбы с терроризмом. С той поры минуло уже десять лет. Президент Ельцин, насколько же Вы были мрачны, когда позднее, летом, Вам пришлось, поджав хвост, выводить эту самую армию из республики. Это случилось восемь лет назад. Уцелевший Ельцин, что за ослепление на Вас нашло, когда той осенью Вы отдавали приказ о начале второй чеченской войны, опять для борьбы с терроризмом. Пять лет назад. Господин Ельцин, каким же слабым Вы были, покидая Кремль. Шел 1999 год. Ваш протеже, господин Ельцин, усвоил урок: для борьбы с террором войны не годятся, лучше стрелять прямо по конституции. Каким же долгим и тернистым путем выходит из коммунизма Россия-матушка.