Разные государства по-разному реагируют на акты террора. Президент Буш в войне с терроризмом пошел в наступление, перенеся ее на территорию Афганистана и Ирака. Он предпочел ответить ударом на удар, и Соединенные Штаты - слава богу - с 11 сентября 2001 года больше не подвергались террористическим нападениям. Вновь избранное правительство Испании после взрывов на железной дороге в Мадриде предпочло тактику умиротворения, выведя испанские войска из Ирака. В будущем это не добавит Европе безопасности, а наоборот - убавит.

В России президент Владимир Путин отреагировал на массовое убийство школьников в Беслане следующим образом: он сделал еще один шаг на пути централизации политической власти Кремля, о чем объявил в понедельник. Для иностранного обозревателя закручивание гаек в политических структурах государства не имеет большого смысла с точки зрения печального российского опыта обеспечения безопасности собственных граждан. Однако это имеет большой смысл, если целью данного шага является ликвидация достижений российской демократии в период после падения Советского Союза. Похоже, что подобная реакция способна отбросить нас назад - в советскую, а может даже в царскую эпоху.

Безусловно, в сложившихся обстоятельствах нужен был очень мощный и действенный ответ. Хотя в нашей памяти еще свежи воспоминания об ужасах 11 сентября, невозможно спокойно говорить о той бесчеловечной, низкой жестокости, с которой чеченские террористы осуществили захват 1 200 заложников в маленьком городке Беслан в первый день нового учебного года. В результате сегодня Беслан оплакивает более 350 погибших и скорбит о более чем 700 раненых - детей, родителей, учителей. Сердце щемит от боли, стоит только подумать о произошедшем там.

Однако первая реакция российского правительства была не очень многообещающей. Информационные агентства сообщали очень заниженные данные о количестве заложников. События этой драмы не освещались в новостях. Отношение было абсолютно в классическом стиле советской эпохи, когда замалчивались любые неприятные события, от землетрясений и авиационных катастроф до аварии на Чернобыльской АЭС. Господина Путина также обвиняют в том, что он недостаточно быстро отреагировал на события, храня молчание в течение двух дней, и в том, что он не предпринял достаточных мер безопасности для защиты школ.

В связи с этим было бы естественно предполагать, что первоочередными вопросами в повестке дня должны стать усиление безопасности общественных зданий, совершенствование антитеррористического законодательства и укрепление потенциала служб безопасности в области разведки и сбора информации. Именно с этого мы начали 12 сентября в США. История терроризма в России и борьбы с ним оставляет желать много лучшего. Россия находится в кризисной ситуации, связанной с массовым, однако до сегодняшнего дня не признанным наступлением терроризма, берущим свое начало в чеченской войне. Достаточно вспомнить взрывы жилых домов в Москве, захват заложников в театре на Дубровке, убийство президента Чечни Ахмата Кадырова, августовские взрывы на борту двух пассажирских самолетов, унесшие жизни 89 человек.

В этом контексте угрожающее заявление господина Путина о нанесении превентивных ударов по базам террористов за рубежом можно понять, хотя оно вызывает определенную нервную дрожь, если вспомнить историю советских политических убийств. Терроризм есть терроризм, и с террористами необходимо бороться, будь они чеченцами, представителями 'Аль-Каиды' или организации 'Хамас'. После 11 сентября сами Соединенные Штаты оставили за собой право нанесения превентивных ударов по объектам террористов.

Однако другие ответные шаги президента Путина беспокоят. Например, целенаправленные нападки Путина на правительства Соединенных Штатов Америки и Великобритании с обвинениями в укрывательстве чеченских террористов. Но это чеченцы, искавшие политического убежища из-за жестокой войны, возобновленной в 1999 году самим Путиным против сепаратистов в маленьком автономном регионе Чечня.

В соответствии со сделанным в понедельник заявлением о перестройке политической системы отменяются общенародные выборы 89 региональных губернаторов, часть из которых по своей популярности могут являться конкурирующими с Кремлем центрами власти. Внимание президента также привлек российский парламент, или Государственная Дума. Отныне выборы в Думу будут проводиться исключительно по партийным спискам, что ограничит формирование новых политических партий. Тем временем, в самом кабинете никаких перестановок не сделано, что предполагает отсутствие виновных в трагедии. Может быть кто-то, возможно, российский Джордж Тенет, должен ответить за провалы органов безопасности и хаос правоохранительной системы, усугубившие трагедию в Беслане?

Все это выглядит крайне авантюрно, и вряд ли нацелено на укрепление 'внутренней безопасности', как заявил господин Путин. Скорее всего, это часть долговременной стратегии усиления авторитарного политического контроля. Во время хаотичного правления Бориса Ельцина в 90-е годы россияне получили многие политические свободы, с которыми сегодня им придется постепенно расставаться. Это самое крупное за десятилетие отступление от процесса демократизации в России, и оно не сулит ничего хорошего в будущем.