Вашингтон, 16 сентября 2004 года (UPI). Широкие реформы президента Владимира Путина по централизации власти в России на этой неделе были названы "поворотом кругом" от демократического пути, однако в действительности они представляют собой ускорение того курса, который он для себя наметил почти 5 лет назад. Эти изменения оставляют открытым вопрос: смогут ли они помочь стране справиться с ее самыми серьезными проблемами? Представляется к тому же, что они предваряют собой самый большой откат от демократии, который видела эта огромная страна с тех пор, как в конце 1991 года произошел крах коммунизма.

Путин объявил о плане перестройки, в соответствии с которым губернаторы всех провинций (областей) России и другие региональные руководители больше не станут избираться народным голосованием, но будут назначаться президентом. Не менее важен и другой шаг, в соответствии с которым члены Государственной Думы (нижней, самой важной палаты российского парламента) больше не станут избираться по одномандатным округам. Вместо этого они будут избираться только по партийным спискам, пропорционально общему числу голосов.

Изменения, объявленные Путиным в понедельник, были самыми широкими и политически значимыми, какие только видела Россия с момента принятия десятилетие назад так называемой ельцинской конституции. Ни одно из вышепоименованных событий не является беспрецедентным для любой демократической страны. Если на то пошло, Путин за его почти 5-летний срок президентства - и за более чем 5-летний срок фактического нахождения во власти, если присовокупить сюда его месяцы пребывания в должности премьер-министра 1999 году, в конце правления Бориса Ельцина - никогда не был диктатором или тираном, как это утверждают его горластые критики.

Израиль, например, не имеет одномандатных округов, а члены его кнессета избираются на основе процентной доли голосов, полученных партиями на всеобщих выборах.

Однако, то, что сделал Путин, равносильно решению о едином командовании с целью преобразования природы российской государственности и превращения России из страны с федеральным устройством в полностью централизованное государство, где все региональные администраторы зависимы от Москвы.

Первым делом следует отметить, что этот драматичный шаг, нравится это вам или нет, согласуется с природой и динамикой тысячелетней российской истории.

Россия - не островное государство, как Англия или Япония; она не является такой относительно небольшой по территории, как Германия или Франция; она также не защищена от потенциальных завоевателей большим океанским щитом, как Соединенные Штаты Америки или Канада. Она располагается на громадных просторах сухопутной территории Евразийского континента.

Каждый раз, когда Россия становилась слабой и децентрализованной, как во времена Киевской Руси начала средних веков, или в Смутные времена начала 17-го века, или в короткий период конституционной демократии в 1917 году, или в хаотичные годы после распада Советского Союза, это никогда не приносило ей мира, процветания и стабильной демократии. Это были всегда хаос, гражданская война, разгул преступности и - как после распада коммунизма - катастрофический упадок жизненного уровня и средней продолжительности жизни населения.

Что еще хуже, за исключением периода после 1991 года, в каждую эпоху краха централизованной автократии на эту огромную страну нападали орды безжалостных захватчиков с востока или с запада, а иногда со всех сторон сразу.

Если в годы пребывания Путина в должности президента и была одна последовательная главная тема, так это ужасы того хаоса и общих страданий, которые навлекла на Россию децентрализация власти.

В глазах Путина и его советников, появление в 90-х годах избранных народом региональных губернаторов и их превращение в практически бесконтрольных региональных боссов предвещало потенциально катастрофический и необратимый коллапс всего российского государства. Действительно, в 90-е годы многие антикоммунистические ученые мужи правого крыла политического спектра в Соединенных Штатах открыто праздновали или предсказывали то, что им представлялось необратимым распадом российского государства.

Путин - в дополнение к стабилизации жизненного уровня и экономических условий, в обстановке огромного нефтяного бума в первый срок своего президентства - трудился без устали и в Чечне совершенно безжалостно сначала с тем, чтобы этот коллапс предотвратить, а затем, чтобы изменить на противоположную эту тенденцию. И это ему удалось.

Кампания против олигархов-миллиардеров, которые были недовольны своими сказочными богатствами и намеревались использовать их для влияния на политические процессы и приобретения для себя или своих марионеток большой политической власти, также была частью общей стратегии Путина.

Посмотрим, помогут ли Путину его смелые инициативы повысить жизненный уровень рядовых россиян и сократить уровень бедности в стране, чего он так добивается.

У новых реформ уже появилось много критиков. Станислав Бельковский, президент Института национальной стратегии, в своей статье, которая появилась в среду в газете "Ведомости", назвал план децентрализации (так в тексте "decentralization plan" - прим. пер.) "величайшей ошибкой (Путина) с момента его прихода во власть".

"У (прежних) региональных элит. . . было одно, по меньшей мере, достоинство: они несли прямую политическую ответственность перед своими избирателями. Следовательно, они были заинтересованы в предотвращении народных восстаний и национальной дезинтеграции, - писал Бельковский. - Но продажные бюрократы, которых суперпрофессионалы от внутренней политики посадят теперь в руководящие кресла в отдельных регионах России, не будут подотчеты ни перед кем и ни в чем".

Фактически, можно доказать и совершенно противоположное: Россия в 90-х годах была начисто разворована продажными суперворами-олигархами, и Путин унаследовал государство импровизированной клептократии, которому он теперь старается вернуть его богатства.

Станет ли этот новый план централизации власти очередным громадным шагом назад? Возможно. Но Россия научилась ставить в тупик своих самых пессимистичных пророков, равно как и большинство самых оптимистичных. Только время покажет, кто прав.