Номер за 16 сентября 2004 года. "В какой стране мы проснемся завтра?" - спрашивает своих читателей газета "Комсомольская Правда", которая когда-то была официальным органом Коммунистического союза молодежи СССР. Лучшим из всех ответов, в свете последних политических мер президента Владимира Путина, является следующий: Россия завтрашнего дня может стать похожей на Россию вчерашнюю. Более четко, чем за все время после краха Советского Союза, просматривается призрак абсолютной диктатуры.

В понедельник 13 сентября г-н Путин ошеломил либералов как в России, так и за рубежом, объявив о ряде мер, которые ведут к усилению власти Кремля и затрудняют жизнь диссидентам. Неминуемо он оправдал эти меры, сославшись на необходимость повышения безопасности после того, как в захваченной террористами школе в городе Беслан погибли сотни взрослых и детей. Однако западных лидеров еще предстоит убедить в том, что российский президент руководствовался чистыми мотивами. В среду президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush) обратился к г-ну Путину с призывом "придерживаться принципов демократии" в своей борьбе против терроризма. За этим последовала критика предложенных г-ном Путиным реформ со стороны государственного секретаря США Колина Пауэлла (Colin Powell) и комиссара по международным делам Европейского союза Криса Паттена (Chris Patten). Реакцией российских министров на подобные выражения озабоченности было твердое заявление "Не лезьте не в свои дела".

В соответствии с новыми мерами, президент станет назначать губернаторов 89 субъектов Российской Федерации, которые до этого избирались путем прямого голосования. Г-н Путин также планирует отменить выборы в Думу по принципу одномандатных округов, посредством которого сегодня избирается до половины депутатов. В будущем весь состав Думы будет состоять из депутатов, избираемых по партийным спискам, что приведет к исчезновению независимых депутатов. Многие полагают, что г-н Путин использует события в Беслане для удовлетворения своего аппетита к власти.

Тенденция укрепления контроля Кремля является очевидной с того самого момента, когда г-н Путин в 2000 году стал президентом России. Он уже подрезал крылья губернаторам, удалив их из состава Совета Федерации, назначив своих специальных представителей для осуществления контроля над ними, а также наделив федеральные власти полномочиями по назначению областных начальников милиции, прокуроров и глав служб безопасности. Что касается Думы, в ней уже господствуют прокремлевские партии.

По мере того как появляются новые подробности о захвате заложников в Беслане, становится все яснее, что власти не извлекли уроков из предыдущих кризисов с захватом заложников. Местные войска и администрации, включая Федеральную службу безопасности (ФСБ), в общем и целом защищали прежде всего самих себя. Почти никто из официальных лиц федерального уровня не оказал поддержки и не поделился своим опытом. Необдуманный подход к управлению кризисом означал, что недостаточно оснащенные войска утратили контроль над обстановкой, который перешел в руки вооруженных гражданских лиц. Согласно одному сообщению, некоторые солдаты просили у гражданских людей одолжить им патроны. Некоторые приказы федеральных властей оставались без внимания.

Понимает ли президент эти слабости? Некоторые другие меры, которые он принимает, призваны создать у россиян и остальных жителей нашей планеты впечатление, что он их понимает. Он обещал расследовать события в Беслане. Он также обещал: создать общенациональную систему управления кризисными ситуациями; увеличить ассигнования армии и силам безопасности (в прошлом месяце, после подрыва террористками-смертницами двух гражданских самолетов, уже было обещано дополнительно 1,7 млрд. долл. США); ужесточить наказание для коррумпированных чиновников, которые выдают поддельные паспорта; создать министерство по делам национальностей, чтобы решать этнические проблемы; а также образовать федеральную комиссию по Северному Кавказу, главной задачей которой станет "повышение жизненного уровня в регионе".

Для тех, кто следит за действиями Путина, последняя из вышеназванных мер стала сигналом о переменах. Хотя он все еще обвиняет иностранных террористов в том, что те возбуждают волнения на Северном Кавказе, в своем выступлении на этой неделе он признал также, что "корни террора лежат в сохраняющейся массовой безработице в регионе и в отсутствии эффективной социальной политики".

"Возможно, он только теперь осознал, что бедность и социальные проблемы порождают эти конфликты", - говорит Фиона Хилл (Fiona Hill) из Брукингского института США. Более того, заявляет г-жа Хилл, г-н Путин и его советники понимают, что коррупция подточила службы безопасности настолько, что они начали утрачивать свою полезность. Как в частных беседах, так и в публичных выступлениях они говорят о необходимости "провести чистки персонала на местах". Однако нет никакого плана, как это сделать. "Это возможность для Запада", полагает она.

Действительно, для нее и кое-кого еще поток принятых г-ном Путиным мер является инстинктивной реакцией руководства, опасающегося, что оно утрачивает контроль над страной. Многие из его шагов выглядят как отчаянная попытка показухи. Министром по делам национальностей станет Владимир Яковлев, бывший губернатор Санкт-Петербурга и один из политических противников г-на Путина. "Он не мог выбрать человека, менее сведущего в этом деле", - говорит Рустам Арифьянов, главный редактор журнала "Национал", пишущего об этнических группах России.

Без реальной антикоррупционной стратегии, говорит Александр Белкин из московской аналитической организации "Совет по внешней и оборонной политике", "перемены в высших эшелонах управления бесполезны". Г-н Путин пытается вновь взять под контроль ситуацию на Северном Кавказе, посылая туда заместителя главы президентской администрации Дмитрия Козака, чтобы тот осуществлял общее руководство в регионе и контроль за деятельностью федеральной комиссии. Но г-н Козак также был основным разработчиком грандиозного плана административной реформы, которой теперь угрожает опасность оказаться под сукном.

Что же до изменений в политической системе, в конечном итоге они могут оказаться контрпродуктивными, а также бесполезными в плане борьбы против террора. Чем больше г-н Путин консолидирует власть, тем больше он становится единственной персоной, на которую станут возлагать вину, если что-нибудь пойдет не так. Надо признать, что москвичи не представляют собой сбалансированной выборки населения всей страны, но все же кое о чем говорит проведенный московским Центром Юрия Левады после Беслана опрос общественного мнения, который показал, что треть респондентов считает, что за это нападение несут ответственность "прежде всего террористы"; тогда как остальные респонденты разделились примерно поровну на тех, кто обвинил службы безопасности, оказавшиеся неспособными предотвратить нападение, и обвинил "руководство России, продолжающее войну в Чечне".

Если российские "привидения" (spooks - прозвище сотрудников спецслужб - прим. пер.) что-либо знают, так это то, как нужно сохранять у власти непопулярные режимы. Но горе стране, если все более драконовские меры станут единственным способом, посредством которого г-н Путин попытается бороться с неуклонно возрастающим недовольством общества.