Несмотря на впечатляющие экономические достижения России за последние четыре года, треть ее населения по-прежнему находится за чертой бедности. Волна терактов, прокатившаяся по стране летом, выявила масштабы коррупции, поразившей правоохранительные органы. Тяжелейшая задача 'наладки' разболтанной государственной машины России - от системы безопасности границ до здравоохранения - становится актуальнее с каждым днем. Однако Владимир Путин считает, что проблемы, стоящие перед страной, невозможно решить путем дальнейшей демократизации и децентрализации.

Последние шаги российского президента по укреплению центральной власти подвергаются резкой критике. Речь идет об отмене прямых выборов региональных губернаторов, изменении процедуры выборов в парламент - Государственную Думу, и укреплении органов безопасности. Сразу же после этого, во вторник, было объявлено о решении правительства об объединении крупных нефтегазовых предприятий под эгидой 'Газпрома' - государству уже принадлежит 39% акций этого концерна - что приведет к созданию крупнейшей в мире корпорации по добыче энергоносителей. Это лишь последние шаги в целой серии акций Кремля, которые, по словам критиков режима, свидетельствуют о неверии г-на Путина в способность граждан самостоятельно определять свою судьбу.

Эти решения показывают: он убежден, что в России свобода выбора не привела к оптимальным результатам. Встретившись на прошлой неделе с западными аналитиками, г-н Путин говорил о провале приватизации - по его словам, у руля российской экономики оказались не эффективные, профессиональные менеджеры, а олигархи, стремящиеся нажиться за счет страны. Недавно главный экономический советник г-на Путина Владимир Литвиненко выступил с предостережением, что правительство 'теряет контроль над деятельностью корпораций', и призвал государство активнее приобретать акции российских фирм. Его слова несомненно отражают ход мысли г-на Путина.

Тем не менее, Россия по-прежнему доброжелательно относится к частному капиталу - если, конечно, тот поддерживает экономическую программу Кремля. Этот принцип лежит в основе реорганизации 'Газпрома' - иностранные инвесторы получат право без ограничений приобретать акции предприятий крупнейшей отрасли российской промышленности, но они не должны препятствовать осуществлению задач, которые государство ставит перед этой отраслью. Президент делает ставку на то, что найдется немало бизнесменов, готовых принять условия этой сделки. Что же касается прямых выборов, то они, по его словам, не всегда способствуют благосостоянию общества. Демократия - это власть, действующая во благо народа, а не состязание в популярности. Он считает, что имеет мандат народного доверия для воплощения своей программы, невзирая на любые протесты.

На прошлой неделе г-н Путин сказал нам со всей прямотой, что ему нужны 'надежные люди', способные 'эффективно' выполнять свои обязанности. Если прямые выборы и механизмы свободного рынка не позволяют решить эту задачу, администрация должна вмешаться в процесс и позаботиться о том, чтобы во главе российской экономики, законодательного собрания и региональных органов власти оказались 'надежные люди'. Независимых индивидуалистов, способных оспорить его идеи об 'упорядоченном переходном периоде', просят не беспокоиться.

Г-н Путин, судя по всему, разделяет взгляды бывшего генерала КГБ Николая Леонова, одного из лидеров думского патриотического блока 'Родина', играющего роль наставника для многих российских чиновников, заявившего, что возрождение России возможно только под руководством 'государственных людей', сочетающих 'опыт' и 'мощные интеллектуальные способности' с глубокой 'преданностью государству'. Таких людей г-н Путин подбирает в основном из сотрудников спецслужб. Кроме того, он направляет своих 'представителей' в советы директоров корпораций и региональные столицы.

Г-н Путин просит россиян отказаться от сохранившихся сдержек, ограничивающих произвол властей, и довериться ему в выборе руководителей для страны. Способен ли он успешнее справиться с отбором профессиональных и честных чиновников и корпоративных лидеров, чем избиратели или акционеры - далеко не факт. Вспомним хотя бы, что именно г-н Путин выбрал Мурата Зязикова, губернатора Северной Осетии [так в тексте. На самом деле Зязиков занимает пост президента Ингушетии - прим. перев.], чьи действия во время недавнего кризиса были столь неумелыми, в качестве главы этого неспокойного региона.

Если основные предложения г-на Путина будут реализованы, это приведет к ликвидации всех политических, экономических и региональных противовесов президентской власти. Кроме того, не будет никакой возможности проследить, чтобы президентские назначенцы действительно занимались выполнением его программы. Отказавшись от драгоценных свобод, россияне рискуют остаться без всяких гарантий того, что их жизнь станет безопаснее, а в экономике наступит процветание. Это опасная сделка. Рецентрализованная, авторитарная и коррумпированная Россия может в конечном итоге превратиться в славянский эквивалент банановой республики - 'Верхнюю Вольту с ракетами'. Конечно, г-н Путин хочет совсем другого. Но предлагаемый им рецепт для исцеления российских недугов, в его нынешнем виде, может привести к катастрофическим результатам.

Автор - ответственный редактор журнала 'National Interest', специализирующегося на вопросах международных отношений