Борьба с терроризмом по-российски может остановить намечающийся экономический подъем.

После шести лет, проведенных в России, я полностью уверен в том, что могу назвать ее страной большого будущего - большого и проблемного будущего.

Весь мир глубоко тронули сцены страшных зверств, творимых в Беслане. Американцы даже больше других сочувствовали русским после того, что случилось. Я сам видел на телеэкране каменные лица русских, тщательно скрывавших боль утраты, и знал, что под их стоическим выражением кроется невыносимое горе.

Но сейчас сочувствие к российскому народу перешло в неприязнь к российскому президенту и пугающим политическим изменениям, которыми он предложил ответить на этот террористический акт. Они не имеют ничего общего с этой бедой и в то же время обещают стране глубокий откат от демократических принципов.

Сам тот факт, что господин Путин смог озвучить подобные предложения, показывает, насколько изменилась за последнее время российская экономика, насколько правительство Буша дистанцировалось от процесса реформ внутри России и насколько мощное влияние на геополитику оказал терроризм.

Путин, который незадолго до этого пытался передать как можно больше властных полномочий на местный уровень, теперь хочет совсем от этого уровня избавиться. Все 89 губернаторов российских регионов будут теперь избираться местными законодателями после того, как кандидатов представит им лично Путин. Хорошо бы господину Путину попробовать плоды богатейшего урожая политического несогласия с его действиями, но, я боюсь, что русский народ, который сейчас не знает, то делать, и хочет только безопасности, посчитает, что в эти дни момент для протестов не самый правильный.

Протестовать могут Соединенные Штаты, но пока что отвечают они довольно вяло. В среду президент Буш несколько поднял градус своих высказываний в телефонном разговоре с российским президентом.

- Я сказал ему [Путину], что мы стоим плечом к плечу с ним в борьбе с терроризмом, и мы ненавидим людей, убивающих невинных детей, чтобы достичь своих темных целей, сказал Джордж Буш, по данным агентства Dow Jones Newswires, - и я также обеспокоен теми решениями, которые сейчас принимаются в России и которые могут подорвать основы демократии.

По сообщению агентства Reuters, в ответной речи министр иностранных дел России Сергей Лавров посоветовал Соединенным Штатам не лезть в чужие дела.

В отличие от начала 90-x годов, Россия больше не стоит с протянутой рукой. В страну рекой текут доходы от экспорта нефти, в результате чего резервы российского Центрального банка уже достигли 90 миллиардов долларов. Бюджет сейчас в профиците, Россия больше не занимает миллиарды долларов у Международного валютного фонда, и ей не нужно списание долгов ни от правительств других стран, ни от частных кредиторов.

В прошлом ограниченность России в средствах давала возможность Соединенным Штатам влиять как на экономические, так и на политические реформы. Но теперь этого рычага уже нет. Более того, попытка правительства Буша призвать Россию на свою сторону по отношению к войне в Ираке и включить страну в ряды борцов с терроризмом удерживала наше руководство от критических высказываний относительно отхода господина Путина от курса проведенных ранее демократических реформ. Лишь недавно правительство наконец дало возможность высшим чиновникам кабинета выразить свой протест против судебного процесса над Михаилом Ходорковским и его нефтяной компанией "ЮКОС" по обвинению в уклонении от уплаты налогов.

И ведь сегодня таким заламыванием рук уже ничего не решить. Во времена правления Ельцина международная поддержка в значительной мере определяла политическую поддержку власти внутри страны. Однако у господина Путина неплохо получилось поднять собственную популярность как раз отстаиванием геополитической независимости России. Мировое сообщество ему, может, и нужно для достижения таких целей, как, например вхождение во Всемирную торговую организацию, но от того, как международное сообщество принимает его действия, его популярность в народе, похоже, совершенно не зависит.

Поэтому-то так долго и тянется суд над Ходорковским и "ЮКОСом". Каковы бы ни были обстоятельства дела, позволяющие властям так себя вести в этом процессе - а многие эксперты полагают, что таковых обстоятельств не так уж и много - "ЮКОС" уже неоднократно предлагал правительству разработать план выплаты задолженности. Но пока что единственное желание, которое просматривается за всеми ответными действиями правительства - разорвать компанию на части. Даже стали говорить о том, что это Путин хочет установить свой контроль над компанией. Главный эксперт по экономике России Всемирного банка Кристоф Руль (Christof Ruhl) рассказал мне, что некоторые фигуры в правительстве проталкивают идею основания государственной нефтяной компании, как, например, в Германии и в Италии. Но, по словам других экспертов, президент просто хочет передать "ЮКОС" в руки своих приближенных.

Какие бы обстоятельства ни двигали Путиным, уже, похоже, ясно, что за эту интригу Россия платит очень дорого. С экономической точки зрения у нее еще совершенно нет опыта. Да, экономика растет быстрыми темпами, процветает рынок потребительских товаров, высоки цены на нефть. Да и иностранные инвесторы, хоть и обожглись на кризисе 1998 года, все равно готовы нести в Россию свои требующие работы деньги.

Но из всех цифр, что я собрал во время своей последней поездки в Россию, выделяется одна: прямые иностранные инвестиции на душу населения составляют 30 долларов. Для сравнения, в Венгрии это 200 долларов. Ничего так ясно не говорит об истинном отношении со стороны иностранных инвесторов, особенно при том, какие очевидные и громадные возможности предоставляет эта страна.

Но вместо этого в заголовках новостей по-прежнему ничего не видишь, кроме "ЮКОСа" - что и правильно, - и возникают сомнения в том, что в России действительно правит закон и что частная собственность действительно неприкосновенна. Россия все-таки умудрилась проиграть совершенно выигрышную партию.