Москва - Владимир Путин всегда откровенно давал понять, что намерен воссоздать и модернизировать традиционный российский авторитаризм. Однако, на этой неделе, российские элиты были шокированы решением президента еще больше ограничить демократию в России. Губернаторы, единственные представители независимой власти, будут назначаться Кремлем, а не избираться всенародно. Также и депутаты Думы - которых в будущем будут поставлять партии. А в настоящее время у Путина в парламенте большинство в две трети, достаточное для того, чтобы переписать Конституцию.

Больше никто не притворяется, что Россия постепенно движется к Западу. Сделанный Путиным в понедельник призыв к созданию правительства, которое было бы 'единым интегрированным организмом с четкой структурой субординации' не нуждается в каком-то особом толковании. Как замечает ветеран российской оппозиции Григорий Явлинский, скоро все важные решения будут приниматься 'одним человеком в комнате'.

Кремлевские обитатели попросту говорят, что Россия сегодня не может позволить себе демократию, плевать на упреки Запада; а когда Запад начинает давить, ему отвечают в советском стиле: 'Так в Америке тоже нет прямых президентских выборов!'.

За последний год слово 'термидор' из календаря Французской революции нашло для себя место в российском политическом лексиконе. Это естественное сравнение. Десять ельцинских лет принесли свободу и хаос. Путин и его главные теневые помощники (как некоторые их называют, 'коллективный Путин') хотят вернуть порядок - и в каком-то смысле им это удается. Эта контрреволюция играет на ностальгии по советским временам и активно заимствует ее методы. В новый истеблишмент вошли люди, которые почувствовали себя не у дел при Ельцине и хотят ощутить вкус власти и денег.

Неприятности в разоренной войной Чечне - только одна из причин резкого отхода от либеральной политики. Путин пришел к власти с обещанием остановить террор. Ему не удалось. Но, по словам властей, продолжающиеся атаки оправдывают удар по политическим оппонентам, которые куда ближе. Последнее решение было принято после того, как за две недели от рук террористов погибло более 500 человек. Кровавая жатва завершилась убийством детей в Беслане. Москвичи мрачно шутят: 'Беслан - это наш поджог рейхстага' - повод, как в нацистской Германии - установить полный контроль. Большая часть работы уже сделана.

***

Когда погибла российская демократия? 'Она умирала постепенно', говорит независимый депутат Владимир Рыжков. Для начала Путин нейтрализовал верхнюю палату парламента. Чтобы взять под контроль телевидение, он занялся самым значимым независимым каналом НТВ: 'СМИ - это инструмент', а не институт, сказал однажды президент Алексею Венедиктову, главному редактору радиостанции 'Эхо Москвы'. Представители крупного бизнеса построились по линейке, когда Кремль решил уничтожить Михаила Ходорковского, самого видного из них. Он сидит в московском СИЗО последние 11 месяцев. Прошедшие прошлой зимой парламентские выборы показали, что у оппозиционных партий нет шансов в борьбе с государственной машиной.

Будет несправедливо сказать, что гниение началось при Путине. Его предшественник расстрелял в 1993 г. парламент, начал первую из двух катастрофических войн в Чечне, а позже, когда он все время лежал в больницах, его рейтинг благодаря успешной работе со СМИ, вырос с 5 до 53%. Ельцинская семья выбрала Путина из числа троих бывших кагебешников для безопасной замены им, как выразился Билл Клинтон, 'старого Бориса'.

'Представьте себе, что бывший офицер гестапо, СС или 'штази' побеждает на выборах в Германии', говорит Сергей Ковалев, правозащитник и бывший депутат Думы. 'Разразился бы международный скандал'. Но и тогда и в других случаях на протяжении 1990-х годов Запад, ведомый Соединенными Штатами, был с Ельциным, боясь любой альтернативы. У демократических институтов и традиций никогда не было шанса на закрепление.

Среди серьезных людей немногие ожидают возвращения ГУЛАГа или газетной цензуры. Газеты, радиостанции и Интернет будут свободными, в отличие от телевидения, которое невозможно смотреть. Вероятно, в богатой ресурсами стране, да еще на пике цен на нефть расцветет частный бизнес, если только какой-то конкретный олигарх не потеряет милость Кремля.

Кому нужно сейчас восстанавливать СССР - 'великую страну', по которой так тосковал Путин пару недель назад - если россияне сохранили все свои старые привычки, замечает Ковалев.

После того, как НТВ пало к ногам Кремля, многие журналисты занялись самоцензурой. В понедельник губернаторы приветствовали конституционную реформу, зная, что теперь их благополучие (как финансовое, так и политическое) зависит от Путина. 'Все мы вышли из сталинизма', говорит Ковалев.

Пассивный ответ на путинскую реставрацию наполняет многих людей пессимизмом относительно перспектив гражданского общества в России. 'Мы население, а не нация', говорит один из деятелей оппозиции. Но Явлинский, чья партия 'Яблоко' не получила на последних выборах ни одного места в парламенте, отмечает, что в России 'люди маршируют не на Кремль, а прочь от него'.

Рост бегства капиталов вызывает обеспокоенность направлением политики Кремля. в понедельник после заявления Путина в обменных пунктах отмечался рост скупки долларов - надежной валюты. Отказ от ельцинской децентрализации, при которой Россия с 1991 г. не развалилась, несомненно, в ближайшие месяцы повлечет за собой проблемы в отдаленных регионах и нисколько не поможет борьбе с терроризмом.

Россия и раньше вставала на путь авторитаризма. Когда Кремль увеличивает дистанцию между собой и народом, можно смело ожидать беды. Путин, пользовавшийся некогда огромнейшей популярностью, ослабил свою политическую легитимность. Воспитанник КГБ, не имевший ранее опыта в политике, президент, возможно, считает, что поступает правильно, поскольку иное ему не ведомо. 'Просто так его воспитали', говорит Венедиктов. Однако в прошлом столетии Россия четыре раза пережила революцию - в 1905, дважды в 1917 и в 1991 гг. - когда правительство отгораживалось от народа.

Путин и его окружение бесконечно уверены в себе. В стране разгул коррупции, а уровень безопасности крайне низок - на прошлой неделе обе проблемы сошлись, когда две чеченские смертницы взорвали 24 августа два самолета, дав милиционерам взятку в размере 30 долларов. Но теперь Кремль держит все бразды правления в своих руках. Возможно, Путин посеял семена новой контрреволюции, но его соотечественники не унывают. 'Российская демократия лежит в могиле', говорит Ковалев, 'но она еще не мертва - надеюсь'.

Г-н Камински - автор редакционных статей для газеты The Wall Street Journal Europe