Номер за 16 сентября 2004 года. "Ага! - так в Москве отреагировали на сообщение о том, что российская государственная газовая монополия "Газпром" намерена приобрести государственную нефтяную компанию "Роснефть". - Так вот как они собираются сделать это". Фактически, есть четыре давно ожидаемых "это", которые, если все пойдет, как запланировано, эта сделка убьет одним камнем.

Данное приобретение дает государству контрольный пакет акций в "Газпроме"; расчищает дорогу к отмене ограничений на акции компании для иностранных вкладчиков, которое правительство намеревалось сохранить до тех пор, когда получит более сильный контроль над этой компанией; проясняет судьбу нефтяной компании "ЮКОС", которая вот уже более года подвергается нападкам; и дает президенту Владимиру Путину мощный рычаг влияния как на внутреннюю, так и на мировую энергетическую политику.

Фактически, правительство собирается продать "Роснефть" самому себе. Оно отдает 100% акций "Роснефти" некоторым дочерним предприятиям "Газпрома" в обмен на принадлежащие им 10,7% акций в "Газпроме". В результате суммарная доля государства в "Газпроме" увеличится до немногим более 50%. Итак, "Газпром" получает "Роснефть", а государство - полный контроль над обеими компаниями.

Хотя нет уверенности в том, что ограничения для иностранных акционеров в самом деле будут сняты, инвесторы с нетерпением дожидаются, когда смогут покупать акции "Газпрома" в Москве вместо того, чтобы покупать их по завышенным ценам в Нью-Йорке в форме американских депозитарных расписок (ADR). Тем самым, как отмечает Вадим Клейнер (Vadim Kleiner) из специализирующегося на России инвестиционного фонда "Hermitage Capital", российский рынок ценных бумаг станет привлекательным для крупных кредитно-финансовых институтов, которые раньше, возможно, не обращали на него внимания. Расширившийся "Газпром" будет стоить 58 млрд. долл. США (в текущих ценах).

Что касается "ЮКОСа", с июля стало ясно, что государство намерено отнять эту компанию у ее главы, Михаила Ходорковского (который сегодня находится в тюрьме после того, как бросил политический вызов Путину) путем продажи главного производственного предприятия "ЮКОСа", компании "Юганскнефтегаз" с тем, чтобы расплатиться с громадными недоимками по налогам. Слияние "Газпрома" и "Роснефти" кладет конец спекулятивным рассуждениям о том, кто может стать покупателем: им станут обе компании. Образованная путем слияния компания не только останется крупнейшим мировым добытчиком природного газа, но также будет контролировать примерно пятую часть добычи нефти в России, объем которой превышает показатели Саудовской Аравии (хотя Россия экспортирует меньше нефти, чем Саудовская Аравия). А "Роснефть" уже участвует в совместных с иностранными компаниями предприятиях по освоению громадных запасов у берегов о. Сахалин, севернее Японских о-вов.

Более того, энергетическая политика позволяет России руководить своими соседями как дирижер управляет оркестром. У "Газпрома" имеются полностью или частично ему принадлежащие дочерние предприятия на всей территории бывшего Советского Союза и в большинстве европейских стран. Угроза "перекрыть краник" или изменить маршруты транспортировки нефти и газа использовалась уже не один раз. Китай и Япония многие годы соперничают за то, чтобы именно к ним был проложен нефтепровод из Сибири.

Пост управляющего новой компанией станет, таким образом, исключительно важным, а г-н Путин не желает доверять его первому попавшемуся. Алексей Миллер, нынешний глава "Газпрома", надежен, но "едва ли согласится остаться, чтобы руководить предстоящими крупными переменами", говорит Крис Уифер (Chris Weafer) из московского "Альфа-банка". А если он уйдет? Тогда его место займет Игорь Сечин, один из ближайших советгников г-на Путина, который недавно был назначен председателем правления "Роснефти".