Демократия - самая гуманная, вдохновляющая и плодотворная форма правления в истории человечества. Проблема в том, что многим людям она не нужна. Или нужна не настолько, чтобы за нее бороться. Перевешивают другие интересы - от экономического благосостояния до безопасности. Получив право голоса, сотни миллионов людей по всему миру голосуют против собственной свободы.

В России президент Владимир Путин цинично воспользовался бесланской трагедией для отмены прямых выборов глав регионов и ограничения парламентской демократии на общенациональном уровне. С точки зрения свободы это огромный шаг назад. Однако, если бы президентские выборы состоялись сегодня, россияне подавляющим большинством голосов снова избрали бы на этот пост г-на Путина.

Действия его правительства во время недавнего кризиса с заложниками, как и в целом в борьбе с терроризмом или в Чечне, вызывают у них отвращение. Они понимают, что Путин намеревается ограничить их политические свободы, подобно тому, как он заткнул рот СМИ или сосредоточил контроль над богатствами страны в руках своих сторонников. Но россияне по-прежнему считают Путина сильным лидером, пусть и не таким способным, как им казалось еще месяц назад. Фраза о том, что россиянам нужен царь, превратилась в расхожее клише. Но это клише повторяют вновь и вновь, потому что оно, увы, справедливо.

Американцы предпочли бы услышать нечто другое. Мы хотим верить, что каждый человек на Земле жаждет демократии. Лично я считаю, что мы должны использовать любую возможность для поощрения демократии в мире и быть готовыми за нее сражаться. Однако нам следует отбросить эмоции и принять как данность жесткую реальность сегодняшнего мира: если не большинство, но немалая часть человечества отдает жесткому порядку предпочтение перед неопределенностью свободы.

Если мы окажемся неспособны посмотреть в глаза реальности, как бы мало она нас ни устраивала, мы обречены на повторение ошибок, допущенных пентагоновскими идеологами, полагавшими: стоит свергнуть Саддама Хусейна, и Ирак мгновенно превратится в Небраску. Демократии надо учиться - и ее надо заслужить. Процесс этот, как учит наша собственная история, долгий и зачастую трудный. Демократия великолепна, как ничто другое. Но легкой ее никак не назовешь.

Путин знает свой народ. Он предлагает ему социальную свободу и рост экономического благосостояния в обмен на ограничение свободы политической. Многие россияне считают этот обмен справедливым. Другое, несомненно, верное клише заключается в том, что россияне боятся беспорядка - это связано с их бурной историей, и, если верить величайшим русским писателям, с самим национальным характером. Беслан не стал для России собственным 11 сентября. Теракты на нашей земле придали американцам новую энергию. Россиян же бойня в школе ужаснула.

Мы нанесли ответный удар. И он был эффективным. Но россияне понятия не имеют, что делать дальше.

Среди множества абсурдных комментариев 'экспертов' после бесланской бойни глупее всего прозвучали слова одного 'военного аналитика', напыщенно и самоуверенно заявившего: ошибка россиян заключалась в том, что они не задействовали спецподразделение, дислоцированное в соседней Чечне.

Каждый, кто хоть что-то знает о российских вооруженных силах и службах безопасности - или по крайней мере умеет читать по-русски - понял бы из новостей, что Кремль направил в Беслан лучшие спецподразделения со всей страны. Беда была не в том, что Москва не позаботилась послать туда лучшие силы - Путин задействовал лучшее, что у него есть - а в том, что результаты оказались ниже всякой критики.

Подобная некомпетентность до ужаса типична для России. На месте действия оказались все элитные антитеррористические и специальные подразделения страны, но никто не взял на себя командование ими. Координация между подразделениями не была обеспечена. Никто не взял под контроль действия местных жителей. Никто не разработал план действий на случай непредвиденной ситуации. Поэтому, когда взорвалась одна из бомб, заложенных террористами, воцарился тот самый хаос, которого россияне одновременно боятся, ожидают, и который они с горечью принимают как должное. Как выразились бы сами россияне, в Беслане был 'полный бардак'.

Нас же, сторонников демократии, больше всего должно заботить не то, что Путин с помощью мошеннических трюков пытается усилить собственную власть. Хуже всего другое - подавляющее большинство россиян отнеслись к этому равнодушно.

Где демонстрации в поддержку демократии? Где та жажда свободы, что якобы живет в сердце каждого человека? Где храбрость и решимость?

Эксперты и эмигранты приводят оправдания: россияне устали, они пережили столько ошеломляющих перемен . . . они хотят безопасности, они утратили надежду. Мы непременно услышим обвинения в том, что Запад бросил их в беде. 'Высоколобые' будут и дальше с издевкой комментировать слова президента Буша о том, что он заглянул Путину в душу и понял, что тот - хороший человек. Реальная проблема состоит в том, что Путин заглянул в душу российскому народу, и понял, что они слабы и жаждут подчинения. Может быть, свобода и заразительна, но, похоже, у целых народов есть иммунитет против нее.

Истина в том, что первые реформы Путина были необходимы после безудержной коррупции ельцинской эпохи. Подобно тому, как сам Борис Ельцин был нужен, чтобы поставить на место аппаратчиков из старого режима, его преемником неизбежно должен был стать человек вроде Путина - иначе Россия просто превратилась бы в арену величайшей в истории оргии грабежа.

Однако для Путина, как и многих других 'первых лиц' по всему миру, власть превратилась в наркотик. Да и вряд ли от бывшего офицера КГБ следовало ожидать особого доверия к демократии.

Помимо всех остальных бед - от полной некомпетентности военных и сил безопасности до ужасного положения со здоровьем нации - Россия страдает еще от одной страшной болезни, поразившей уже немало развивающихся стран: изобилия природных богатств. 'Незаработанный' доход от российской нефти и газа не только позволяет профинансировать укрепление личной власти Путина, но и лишает Россию необходимости принимать трудные решения, проводить структурные реформы - да и просто много и усердно работать.

Так что перед нами вновь встает традиционный вопрос: Куда идешь, Россия? Ответ, похоже, заключается в том, что россияне хотят оставаться россиянами. Мы будем союзниками в войне против террора - но нельзя закрывать глаза и на жестокие эксцессы Кремля. В остальном же следует признать: мы не можем навязать россиянам демократию, если те сами не готовы за нее бороться.

Ральф Питерс был экспертом по России в вооруженных силах США. Он является автором книги 'Огонь небесный' ('Flames of Heaven'), где описывается распад СССР