Насколько далеко зайдет Путин в возвращении России в прежние времена? Вне всякого сомнения, он стремится сконцентрировать всю политическую власть в Кремле. Немедленно после событий в Беслане он заявил о планах отменить прямые губернаторские выборы в России и впредь назначать глав регионов, якобы для усиления борьбы с терроризмом.

Кандидатуры губернаторов должны будут утверждаться местными органами законодательной власти, но это наверняка будет формальность. Оппозиция не в силах организованно противодействовать этому шагу. Национальные телеканалы уже находятся под контролем властей, а в парламенте подавляющее большинство имеют прокремлевские партии. Согласованный штурм силами Кремля нефтяной компании 'ЮКОС', глава которой, Михаил Ходорковский, возомнил себя соперником Путина, показывает что бывает, когда видная фигура выбивается из строя. 'Путин использует тактику салями: он отрезает одного олигарха за другим, один телеканал за другим, медленно и целеустремленно', говорит Андерс Аслунд, директор программы для России и Евразии при Фонде Карнеги за международный мир (Russian and Eurasian Program at the Carnegie Endowment for International Peace) в Вашингтоне.

Теперь весь вопрос - в том, перенесет ли Путин свою политику концентрации власти на экономику. Имеется в виду не полномасштабное возвращение к управлению экономикой в советском стиле, а возможный широкий отход от рыночных реформ, которые Путин проводил во время своего первого президентского срока на основе наследия своего предшественника Бориса Ельцина. Если Путин все-таки решит повысить контроль, то он рискует загубить экономическую динамику последних лет, обеспеченную частным сектором.

Контроль - в руках приятелей

Сигналы поступают тревожные. И вновь окончательная судьба компании 'ЮКОС', которую правительство обязало выплатить 7 миллиардов долларов неуплаченных налогов, покажет, насколько Путин хочет вернуться в прежние времена. Аналитики сходятся во мнении, что основные фонды 'ЮКОСа' будут поглощены новой государственной нефтегазовой компанией, которая будет создана при слиянии контролируемого государством газового гиганта 'Газпром' с нефтяной компанией 'Роснефть'. О создании этой компании было объявлено 14 сентября, на следующий день после того, как Путин огласил свои планы в отношении губернаторов.

Соратники Путина также усиливают свое личное участие в управлении ключевыми ресурсами. Помощник президента Игорь Сечин был недавно назначен председателем 'Роснефти'. Председатель Совета директоров 'Газпрома' Алексей Миллер - старый союзник Путина.

Президент подсластил пилюлю, одобрив план, позволяющий иностранным портфельным инвесторам приобретать акции 'Газпрома'. Его команда может заявить, что рост влияния российского государства в стратегически важной нефтегазовой отрасли не отличается от ситуации в других крупных нефтедобывающих странах. Пока иностранные инвесторы принимают этот аргумент. Например, компания DP PLC ('Бритиш Петролеум') наращивает свои инвестиции в Россию, в то время как свободно расходующие свои финансовые средства россияне по-прежнему привлекают поставщиков потребительских товаров. Ги де Селье (Guy de Sellier), член совета директоров компаний 'Норильский Никель' и 'Вимм-Билль-Данн' не считает шаги Путина по установлению контроля над энергетическим сектором, помехой для иностранных инвесторов. 'Контролировать энергетику не значит контролировать все', говорит он.

Но это еще не все тревожные признаки. Со времени переизбрания Путина на пост президента в марте почти ничего не было сделано для осуществления обещанных либеральных реформ в экономике, в частности для облегчения жизни малым предпринимателям путем уменьшения бюрократических проволочек. Такие шаги крайне необходимы для диверсификации и укрепления российской экономики. 'Реформ не произошло, и ничто не свидетельствует о том, что они будут', говорит Крис Уифер (Chris Weafer), стратег Альфа-Банка.

Для продвижения вперед либеральных реформ и борьбы с бюрократией Путин будет нуждаться в поддержке частных бизнес-лобби. Но после атаки на 'ЮКОС' российский бизнес запуган, а его политическое влияние ослаблено, замечает г-н Аслунд из фонда Карнеги. Он говорит, что Путин становится все более зависим от спецслужб и их союзников в крупных государственных компаниях и банках.

В последние месяцы эти группы расширяли свое влияние не только в нефтяной промышленности, но и в других ключевых отраслях. Например, реформа российской пенсионной системы, которая должна была быть выгодной для частных финансовых групп, на самом деле оказалась на руку государственным банкам. 'Нас полностью вытеснили', жалуется Берни Сачер, управляющий частной московской инвестиционной компанией 'Альфа-Капитал'. Приватизация в других важных секторах, таких, как электроэнергетический и банковский, также была приостановлена.

Неумелая бюрократия

Другая проблема заключается в том, что навязчивое желание Путина подчинить своему контролю крупнейшие компании страны отвлекает его от крайне необходимой реформы самого государственного аппарата. После Беслана неэффективность российской бюрократии, в том числе и всемогущей ФСБ, очевидна. 'Федеральная бюрократия показала свою полную некомпетентность', говорит Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии. Однако, при централизации политической власти, Путин рискует подорвать как раз те силы в обществе, которые могли бы стать неким противовесом бюрократам и мотором реформ. Скорее всего, на посты в региональных администрациях Путин поставит генералов, разведчиков и милиционеров - людей, которых в России называют 'силовиками'. На практике они будут подотчетны только Президенту, который, видимо, не может контролировать все сам.

Россия не движется к неминуемой экономической катастрофе - по, крайней мере, не с семипроцентным экономическим ростам, обеспеченным нефтяной прибылью. Но очевиден риск того, что, если будет нанесен удар по нарождающимся демократическим институтам России, может пострадать и экономическая либерализация. Тревожные сигналы поступали задолго до Беслана. Теперь они звучат все громче и отчетливее.