Уже больше двух недель после кровавого финала захвата заложников в Беслане между Россией и Западом идет и разрастается словесная война, в которой Россия рискует дополнить список своих проблем не только терроризмом, но и резким переходом к изоляционизму во внешней политике.

Президент России Владимир Путин получил свою порцию критики за свои политические планы в ответ на трагедию в Беслане и от президента Соединенных Штатов Джорджа Буша (George W. Bush), и от комиссара Европейского Союза по внешним связям Криса Паттена (Chris Patten). Буш выразил Москве свою обеспокоенность централизацией власти и более жесткой позицией по отношению к парламенту и регионам, что, по его мнению, может угрожать демократии в России.

Обмен репликами в конце прошлой недели вызвал в памяти времена 'холодной войны', когда господин Путин высказал свое неприятие практики 'двойных стандартов' в борьбе с терроризмом, а одного из высокопоставленных дипломатов Великобритании вызвали в российское министерство иностранных дел и высказали ему протест по поводу того, что Великобритания не выдает России лидера чеченских мятежников Ахмеда Закаева, проживающего в Лондоне.

Некоторые эксперты полагают, что, какова бы ни была мотивация взаимной критики между Россией и ее партнерами, в результате политика России может перестать быть открытой и западно-ориентированной, как при двух предыдущих лидерах и ранее при самом президенте Путине.

- Хуже всего, если отношения станут такими, как были во времена Советского Союза, в 70-х-80-х годах, - считает главный редактор журнала 'Внешняя политика России' Федор Луканов, - это значит, что, при важнейших российско-германских нефтегазовых связях, снова будет 'холодная война'. И, к сожалению, это вполне возможно.

Главное, что беспокоит политологов - агрессивные внешнеполитические шаги России имеют целью скрыть ее неспособность решить проблемы в кавказском регионе и отражают переход к политике 'сильной руки'. При этом с обеих сторон в обмене ударами есть и внутриполитический аспект.

По мере того, как приближаются выборы в Белый дом, политика президента Буша в отношении России становится все более актуальной предвыборной темой. Его правительство все более раздражает пробуксовка установленного между двумя странами энергетического партнерства, в рамках которого за последние четыре года ничего сколько-нибудь существенного прогресса достичь не удалось.

Со стороны России растет недовольство тем, что ее западные партнеры часто подчеркивают важность нахождения политического ршения кризиса в Чечне путем перговоров с лицами, котрых российское правительство считает террористами.

Со своей стороны, представители Великобритании и Соединенных Штатов настаивают на том, что отказ в выдаче России соответственно господина Закаева и Ильяса Ахмадова, еще одного члена правительства бывшего президента Чечни, а сейчас лидера боевиков Аслана Масхадова, обоснован отсутствием достаточных доказательств их вины со стороны российской прокуратуры.

Заместитель директора московской аналитической организации 'Центр Карнеги' Дмитрий Тренин считает так:

- Я думаю, множество людей хотят, чтобы поток критики был направлен в знакомое антиамериканское русло. Наше государство во многом работает плохо, на всех уровнях сидят люди, которые сами помогают террористам, а критику стремятся отвести в традиционном направлении.

Дмитрий Тренин стоит за более широкое и прагматичное сотрудничество в Западом, но опасается, что нынешние настроения вместо этого могут спровоцировать [в России] более жесткий политический подход к ее соседям. Под угрозой будет взаимодействие с Грузией, где при новом президенте Михаиле Саакашвили обострились трения с Москвой; также Россия будет пытаться более решительно включить в свою орбиту Украину и Беларусь.

Однако, по мнению Федора Луканова, Россия в регионе имеет весьма ограниченные возможности для маневра. Он полагает, что более жесткая критика со стороны иностранных государств, особенно европейских, може подтолкнуть Россию к более тесному сотрудничеству с Соединенными Штатами - тем более, если Бушу удастся переизбраться на второй срок.

- Иедя в том, что во внутренней политике мы делаем, что хотим, а взамен гарантируем энергетические интересы Запада.

Но западные дипломаты в Москве высказываются далеко не так уверенно.

- Россия все в меньшей и меньшей степени становится партнером, с которым у нас есть общий язык, - сказал один из них, - это все-таки не радует. Нам много чего нужно делать вместе, включая и борьбу с терроризмом, но степень практического взаимодействия, которая необходима для этого, должна быть основана на доверии, которого совсем не так много.