Когда 'Гута-Банк', один из 25 крупнейших банков России, сообщил своим клиентам, что 'по техническим причинам' они не могут получить свои деньги, молодая москвичка Юлия, работающая в сфере рекламы, прямиком отправилась в ближайшее отделение 'Альфа-Банка'.

Она и ее коллеги, все - профессионалы с хорошим образованием, зарплата которым выплачивается на счета 'Альфа-Банка', крупнейшего частного банка России, сняли все свои деньги через банкомат. 'Неудобно носить с собой столько наличных, но я беспокоилась', говорит она 'Я работала в банке во время кризиса в августе 1998 г. и помню, как люди теряли все'.

В Москве, Санкт-Петербурге и других российских городах клиенты банков сняли со счетов примерно 10-12% всех частных вкладов в банковском секторе всего за несколько дней. Это был и ответ на кризис ликвидности и его усугубление. Кризис вынудил держателя контрольного пакета акций 'Альфа-Банка' вбросить более 700 миллионов долларов и наложить 10-процентную пеню на срочное снятие средств со счетов.

При том, что Центробанк отозвал лицензию у нескольких банков, а два конкурирующих коммерческих банка - 'Гута' и 'Диалог-Оптим' отказываются удовлетворять требования клиентов, в народном сознании вновь замаячил призрак дефолтов 1995 и 1998 г. Собственно кризис миновал, но паника напомнила о том, насколько шаткой остается незрелая финансовая система России, несмотря на стабильный экономический рост, значительное укрепление банков и первые знаки более динамичного и эффективного регулирования.

'С ситуацией можно было бы управиться лучшим образом, но все равно, главный вопрос - это реструктуризация всей системы', говорит Дмитрий Дмитриев, банковский аналитик московского брокерского дома 'Объединенная финансовая группа'. 'Я не ожидаю повторения 1998 г. Но все еще возможны серьезные проблемы'. К рискам относятся слабость и раздробленность банковской системы, недостаточное развитие финансовых рынков страны, а также неслаженный подход Центрального Банка к реформам.

Первая проблема заключается в том, что многие из трех с половиной тысяч российских банков малы, их деятельность непрозрачна, они обладают недостаточным оборотным капиталом и , по крайней мере, до недавнего времени, немногое указывает на жесткое регулирование их деятельности со стороны Центрального Банка. Пример тому - банк 'Кредиттраст', ликвидация которого началась на прошлой неделе. Глава Российского Олимпийского Комитета Леонид Тягачев был назначен председателем совета директоров, хотя недавно признался в газетном интервью: 'Я ни разу не был в 'Кредиттрасте' и не принимал участия ни в одном заседании. . . Я даже не знаю, где 'Кредиттраст' находится. Я не банкир'.

Однако это не помешало ему получить 300 000 долларов за нахождение на этом посту в течение полугода, и это еще не вся причитавшаяся ему сумма. Вторая проблема заключается в том, что, ради выживания, банки вынуждены больше рисковать. 'Возросла конкуренция на рынке перераспределения денежных ресурсов, потому что множество игроков взяли краткосрочные депозиты, инвестируя в долгосрочные активы', говорит Владимир Рашевский, председатель правления 'МДМ-Банка'.

Третья проблема связана с низкими темпами законодательной реформы. 'Уже давно очевидно, что именно нужно сделать, но, к сожалению, эти реформы не были осуществлены', говорит г-н Рашевский. Он указывает на оставшиеся незамеченными призывы банкиров к облегчению процедур слияния и приобретения банков, установлению ограничений на срочное снятие клиентами средств со счетов и принятию мер по секьюритизации активов.

Однако, есть и знаки перемен. Десять лет потребовалось Центробанку, чтобы в этом году протолкнуть, наконец, новый закон о защите вкладчиков, согласно которому каждый частный клиент может получить до 100 000 рублей своих вкладов в прогоревшем банке. Это постепенно ослабит конкурентное преимущество государственного Сбербанка, по-прежнему контролирующего более двух третей частных депозитов, так как этот банк дает гарантии вкладчикам. Новый закон позволит регулятивным органам налагать более жесткие требования на банки, которые соглашаются действовать по этой схеме. Остальные уже не смогут называть себя банками.

Первые попытки Центробанка заговорить жестко были довольно непродуманными. Но, по словам чиновников, они только учатся, и их решимость не уменьшается. В краткосрочной перспективе план по спасению 'Гута-банка' через приобретение его государственным Внешторгбанком нанес ущерб коммерческим банкам.

Если все пойдет по плану, то эти временные меры не должны превратиться в долгосрочные проблемы. Учитывая, что намечена приватизация Внешторгбанка, еще может произойти реструктуризация; опыт показывает, что преимущества бюрократического Сбербанка могут со временем уменьшиться. Но рост ожидает не одни только российские банки. Недавно к банкам Raiffaisen, Citibank и другим западным институтам, расширяющим свою деятельность в России, присоединился банк 'Societe Generale'.

Однако, ситуация может ухудшиться прежде, чем улучшится.

Многие банкиры считают, что нестабильность может продолжиться, так как корпоративный национальный рынок рублевых облигаций быстро растет, но плохо управляется. 'Для населения шторм закончился, но впереди нас, возможно, ждут новые опасности', предостерегает Ричард Хейнсуорт (Richard Heinsworth), глава московского рейтингового агентства 'Русрейтинг'.