На всем пространстве дипломатического коридора Восточного побережья проходят бурные встречи, осуждающие то, что некоторые называют 'замедленным путчем' президента России Владимира Путина, направленным на удушение хрупкой российской демократии. Президент Буш и Госсекретарь Колин Пауэлл (Colin Powell) выразили осторожное, но однозначное неодобрение. И правильно.

Нет сомнений в том, что действия Путина являются опасным возвращением к традиционному для России автократическому централизму. Очевидно, что в интересах США сдержать любое ускорение этого процесса. Но резкие слова вряд ли помогут. Вместо этого небольшой самоанализ может подсказать Америке, как лучше всего достичь своей цели. В конце концов, российские события происходят не в вакууме.

За последние несколько недель Россия подверглась атакам террористов и понесла потери, сравнимые с 11 сентября. Таким образом, в целом обе страны пытаются справиться с параллельными вызовами. Если российские руководители возьмут реакцию США на 11 сентября в качестве примера, то что они увидят? Скорее всего, две основные темы.

Во-первых, они отметят, что ответ Америки на теракты был практически исключительно военным. Все другие инструменты американской политики - политические, экономические, социальные и союзнические - остались в стороне. Все иные приоритеты правительства были подчинены 'войне с терроризмом'. Во многом идеология этой тотальной войны по принципу 'кто не с нами, тот против нас' основана на чрезвычайно пессимистичном мировоззрении консерваторов, которое исходит из строгого разграничения добра и зла.

Наученные неспособностью либерально-демократических институтов предотвратить нацизм или советский коммунизм, неоконсерваторы заявляют, что нет смысла анализировать причины, породившие такие явления, как терроризм. Единственное, что можно сделать - выстрелить первым, а потом уже беспокоиться о последствиях.

В результате подход к терроризму, который неоконсервативные организации вроде возрожденного Комитета по существующей опасности окрестили 'четвертой мировой войной', напоминает бои без правил. По этой модели военная мощь бьет все, а вклад международного сообщества почти ничего не значит.

Вполне естественно, что подобный подход увеличивает концентрацию власти у главы исполнительной власти, что с неудовольствием отмечали многие члены Конгресса. Время покажет, насколько эффективен и законен подобный ответ терроризму. Но если США изберут этот путь - со всеми вытекающими отсюда последствиями для американского руководства, для которого на протяжении последних 50 лет война была крайней мерой, а не выбором по умолчанию, - другие, включая Россию, могут и будут следовать за ними.

Военный клич эхом пройдет по миру, и зачинатели войны с радостью воспользуются возможностью сослаться на пример Америки. Факты не имеют никакого значения. Перспективы России по обузданию Чечни никогда не были радужными, а теперь и вовсе минимальны. Призывы Америки к политическому урегулированию покажутся лицемерием.

Во-вторых, российское руководство увидит, что теракты 11 сентября оправдали для американских политиков несвязанные с ними политические цели, а именно вторжение в Ирак. Задуманный еще в середине 1990х годов, этот неоконсервативный план основывался несбыточной мечте об установлении американского типа демократии на всем Ближнем Востоке. Довольно благородное стремление, вполне заслуживающее общественного обсуждения, но, как понимали неоконсерваторы, не способное выдержать критического разбора. Отсюда и умышленная неясность с оружием массового поражения и связями Саддама Хусейна с террористами, что позволило воспользоваться присутствием американских войск в Афганистане для войны против Ирака.

И вновь Россия сможет заявить, что всего лишь следует примеру США, используя терроризм как оправдание для достижения давно желаемой, но несвязанной цели. Для неоконсерваторов это было вторжение в Ирак. Для Путина это возможность предаться подавлению демократии.

Это не оправдывает захват власти Путиным и не уменьшает необходимость действий со стороны Америки, чтобы ему помешать. Урок заключается в том, что поступки США отбрасывают длинную тень. Если, как заявляют многие, 11 сентября вызвало к жизни некоторые суровые элементы американской политики, к чему удивляться, что подобные бескомпромиссные модели появятся и где-нибудь еще, например, в России.

Задача американского руководства, в то время как оно борется с терроризмом, заключается в том, чтобы помнить, что у любого выбора Америки найдутся подражатели. Если наряду с военными мерами США будут как можно точнее придерживаться кодекса международного поведения, который они лелеяли последние 50 лет, тогда за ними последует и остальной мир. Но если политика Америки окажется в руках ревностных сторонников четвертой мировой и растворится в военном тупике, эта идея распространится по миру, и последствия ее будут непредсказуемыми.

Джонатан Кларк - ученый Института Като, соавтор книги 'Америка в одиночестве: неоконсерваторы и мировой порядок' (America Alone: The Neo-Conservatives and the Global Order', Cambridge University Press, 2004).

22 сентября 2004 г.