Недавняя бойня в бесланской школе в Северной Осетии - теракт, совершенный Шамилем Басаевым, решительным, и, очевидно, беспощадным лидером - мог стать не только трагедией, но и прологом грандиозных драматических изменений. Однако его результатом пока что стала серия ошибок, которые способны лишь ухудшить ситуацию для всех жителей Росии и соседней Чечни [так в тексте - прим. пер.]. Подобного развития событий еще можно избежать, если российский лидер Владимир Путин сумеет удержаться от новой ошибки. Но только Путин способен положить конец бесконечному трагическому циклу.

Я не специалист по Чечне. Однако я уверен, что со временем положение только ухудшится. Выход из него способен найти лишь волевой лидер, готовый пойти на политический риск.

Чтобы не усложнять изложения, предлагаю читателям прочесть две статьи. Автором первой является Ричард Пайпс (Richard Pipes), почетный профессор истории в Гарварде и автор книги 'История русской революции' ('A Concise History of the Russian Revolution'). Позвольте сразу же пояснить, что Ричарда Пайпса не следует путать с его сыном Дэниэлом - одним из самых ярых сионистов в Америке. Забудьте о его сыне, и прочтите статью Ричарда Пайпса в 'New York Times' от 9 сентября.

Советую также прочесть весьма глубокую статью Си Джея Чиверса (C.J. Chivers), московского корреспондента 'New York Times', опубликованную в этой газете 15 сентября. В ней речь идет о Шамиле Басаеве - человеке, организовавшем зверскую бойню в Беслане, где погибло не меньше 300 детей и взрослых. В статье Чиверса дается многомерный портрет этого человека, жестоко пострадавшего от рук российской тайной полиции.

Басаев уже давно борется за свободу. Но, будь у него альтернатива, он, возможно, выбрал бы иной путь.

Первый теракт он совершил в 1991 г. Тогда с группой угонщиков, вооруженных пистолетами и гранатами, Басаев захватил пассажирский самолет в курортном городке Минеральные Воды на юге России, неподалеку от Чечни. Он заставил пилотов лететь в Турцию, а затем в чеченскую столицу Грозный. После этого он отпустил всех пассажиров целыми и невредимыми, хотя у одной стюардессы и случился выкидыш.

Позднее Басаев участвовал в нескольких войнах - как на стороне России, так и на стороне талибов. В 1994 г. российская Федеральная служба безопасности (ФСБ) попыталась убить Басаева и всю его семью. Сам Басаев уцелел, однако 11 его родственников, в том числе жена, две дочери и брат, были убиты [так в тексте. Родственники Басаева погибли при авианалете на хутор Дышне-Ведено в Чечне. Его ближайшие родные при этом не пострадали - прим. перев.]. Сегодня для россиян Басаев - самый ненавистный враг.

Сложная фигура Басаева сама по себе заслуживает отдельной статьи, к тому же Чиверс лишь приводит факты, не высказывая собственной оценки. Одна вещь, тем не менее, не вызывает сомнений - решив ликвидировать Басаева, российская тайная полиция избрала для достижения этой цели необычайно жестокий метод. Этот человек явно одержим желанием отомстить за гибель родных. Кроме того, относительно недавно он лишился ступни от взрыва противопехотной мины. Он дотошно планирует свои действия, и, вместе с соотечественниками-чеченцами, тщательно выполняет задуманное.

Мусульмане-чеченцы сражаются против российских завоевателей уже не одну сотню лет. В конце второй мировой войны [так в тексте. На самом деле - в 1943 г. - прим. пер.] советский диктатор Иосиф Сталин отправил большинство жителей Чечни в ссылку - в Казахстан. После смерти Сталина российский лидер Никита Хрущев разрешил им вернуться на родину, но чеченцы по-прежнему испытывали глубокое недовольство тем, что находятся под властью России.

Чеченцам не было позволено отделиться от Российской Федерации, хотя другие территории бывшего СССР провозгласили независимость после крушения советской власти [так в тексте. Автор, судя по всему, путает СССР с РСФСР - прим. пер.]. В конечном итоге, чеченцы обратились к террористическим методам, но исключительно с целью заставить Россию согласиться с отделением республики.

Генерал Александр Лебедь, новый глава Совета безопасности России, нашел изобретательное решение - предоставить чеченцам фактический суверенитет, при том что формально они оставались гражданами России.

Эта временная мера могла оставаться в силе долгое время. Но возможно россияне хотели вернуться к системе прямого управления Чечней, или российские органы безопасности желали создать предлог, чтобы вновь поставить ее под полный контроль.

Началась вторая чеченская война - она продолжается и сегодня. Проблема заключается в том, что многие россияне настаивают: раз уж какая-то область стала частью России, она не имеет права ни на что другое, не может получить автономию или независимость. Все это напоминает другие имперские доктрины прошлого.

В Кашмире сначала была совершена историческая ошибка, а затем началась война, которой не видно конца. То же самое происходило в Алжире, на Тиморе, в израильско-палестинском конфликте, а теперь происходит и в Чечне. В подобных случаях необходим деятель масштаба Шарля де Голля, способный исправить допущенные ошибки. Будем надеяться, что так и случится с чеченцами и их соседями-россиянами.

Ричард Кертисс - ответственный редактор журнала 'Washington Report on Middle East Affairs'