Мы отчаянно преследуем черный 'Мерседес' без номеров, мчащийся по проселочной дороге в сторону белоснежных горных вершин. Это неравная дуэль. Олег, наш водитель, старается изо всех сил, сжимая руль, словно желая передать своим 'Жигулям' силу своих собственных мускулов. Но его старания тщетны - 'Мерседес' отдаляется все дальше и вот уже почти исчезает за горизонтом.

'Серебряная стрела'

Неожиданно на помощь приходит случай. Не знаю, был ли это порыв ветра ветер, выбоина на дороге или просто слабость магнита, но два позолоченных кольца вдруг сорвались с крыши 'Мерседеса' и, описав круг, полетели в кювет. 'Мерседес', это чудо немецкой инженерной мысли, резко затормозил, позволив нашим дряхлым 'Жигулям' догнать себя. Не успел я вылезти из автомобиля, как мимо нас серебряной стрелой просвистела еще одна машина, раздался скрип тормозов, и из нее выпрыгнула фигура в черном костюме с горой мышц как у Юла Бриннера.

Нет, никто не хватается за оружие. Классическая сцена охоты под Владикавказом оказалась вовсе не дуэлью, а началом чудесного и странного гостеприимства. Для приезжих в Северной Осетии открыты почти все двери.

Эту российскую республику, которая по площади вдвое меньше Тюрингии, населяют потомки воинственных аланов. Со всех сторон окруженные мусульманами, христиане-осетины столетиями были форпостом Москвы на Северном Кавказе. Они строго хранят старые традиций, многие из которых непривычны для иностранцев, и в особенности женского пола. Так, например, женщинам здесь не разрешается сидеть за столом. И если они не хлопочут на кухне, то могут устроиться на полу.

Зато очень приятен иностранцам другой осетинский обычай - гостеприимство. Хотя этой традицией когда-то славилась вся Россия, на Кавказе, в особенности в Северной Осетии, она жива до сих пор.

Гости всегда желанны

Стоит только зайти на порог какого-либо дома, как уже нет ни единого шанса уйти из него голодным. Не накормить и не напоить гостя считается в Северной Осетии таким же аморальным поступком, как в других странах не заплатить по счету в ресторане.

Полный пансион бесплатно

Нет более страшного оскорбления для хозяев, чем желание гостя самому заплатить за себя в ресторане. А поймав на дороге 'попутку', можно рассчитывать еще и на бесплатный ночлег с полным пансионом - как недавно случилось недавно с одним моим знакомым.

Нечто похожее произошло и со мной. Мужчину в черном костюме, за машиной которого мы ехали, зовут Аслан, так он представился, пожимая мне руку. Ему около 35 лет и он сегодня женится. А свадьба, это именно то, что безуспешно искал я вот уже в течение нескольких последних дней. Аслан как раз направлялся в ЗАГС. А по староосетинскому обычаю, он и его невеста должны ехать в разных машинах (с учетом принятой здесь лихой манеры вождения это имеет смысл хотя бы из соображений безопасности).

"Гутенн тагг"

Смущаясь, я намеками пытаюсь выразить Аслану свою просьбу: "Я приехал из Германии, и мне очень хочется познакомиться с осетинскими свадебными обычаями. Но в течение нескольких дней мне не встретилась ни одной свадебной пары, до тех пор, пока я не увидел вашу машину:" Дальше я мог не продолжать: "Ты мой гость. Гутенн тагг, - говорит жених и хлопает меня по плечу. - Поезжай за мной". Это проще сказать, чем сделать, и Олег выжимает из своих "Жигулей" последние лошадиные силы.

Перед входом в ЗАГС Аслан обнимает меня. Внутри он ставит меня между собой невестой, для того, чтобы нас сфотографировали, и наливает мне шампанское. "Кто это?", - спрашивает удивленно один из гостей. "Только что он был моим другом, - говорит Аслан, - теперь он мой брат". На обратном пути мне приходится пересесть из уже ставших привычными дребезжащих "Жигулей" в 'серебряную стрелу' Аслана. Когда мы подъезжаем к его дому в одной из деревень под Владикавказом, я уже наполовину знаю всю его биографию.

Сладости для невесты

Аслану, водителю бензовоза с зарплатой в 200 евро, ни за что не собрать денег на свадьбу, на которую было приглашено 500 гостей. На помощь пришли соседи. Полдеревни печет пироги, соседи несут целые котлы мяса. За столом верховодит тамада со своими тостами. Первый тост у осетин-христиан, как правило, во славу Господа, второй - за святого Георгия. До начала застолья невеста - молодая врач в узком белом платье - должна ждать в своей комнате, непременно отдельно от жениха, Ожидание, порой длящееся часами, скрашивают девери, которые угощают невесту сладостями и подбадривают добрыми словами. Гости со стороны невесты должны предъявлять родственникам жениха подарки - своего рода 'контроль приданого'.

Строгому контролю подлежат не только подарки, но и сами гости. Порой кажется, что половина присутствующих приглашается только для того, чтобы строго следить за тем, чтобы каждому досталось вдоволь еды и особенно выпивки.

Это тяжелая битва. Приходится ссылаться на недостаточную тренировку в этом вопросе и малый объем желудка, ведь мне известны, какими последствиями чревато кавказское гостеприимство для желудка и головы. Я вздыхаю с облегчением, когда с почти прямой походкой и невздувшимся животом - несмотря на все протесты - перехожу к прощальным поцелуям. О как я наивен! Аслан не знает жалости. "Раз ты уже уходишь, остальное тебе придется наверстывать в отеле", - говорит он, и, крепко прижав меня к своей груди, вручает мне пакеты с пирогами, тортом, курицей, шампанским, лимонадом, конфетами и бутылкой водки.