Кто переживает конец Света, не ведает этого, а кто ведает, хотя и не переживает его, обречен вопреки своей воле размышлять на краю пропасти. Уже десять лет назад можно было догадаться, что грязная чеченская война обернется катастрофой. Я скорблю о погибших детях Беслана, я ошеломлен, обезоружен, как и все, кто увидел в широко раскрытых глазах заложника, что невозможное - возможно.

Но мы не должны избегать этих кадров. Они пророческие. Апокалиптическая картина, представшая пред нашими глазами 3 сентября, будет иметь продолжение. Отвратительное продолжение. Как ракета, она нацелена не только на Кавказ и Россию, но и на всю Европу.

Беслан - это самый безумный захват заложников во всей истории. Хотя бы по количеству жертв, но прежде всего по своей абсолютной жестокости, с которой действовали здесь преступники. Кто подвешивает бомбы гирляндами над сотнями детей, угрожая им смертью, если они заплачут, кто заставляет их пить собственную мочу, того уже ничто не остановит. И уж тем более не ад. Сегодня взятые в заложники школьники, завтра - взорванная атомная электростанция. Почему бы и нет, ведь террористы дорожат своей жизнью столь же мало, как и жизнью других.

А Кремль объявляет вознаграждение за выдачу Масхадова, ставя клеймо на весь народ. Народ, который уничтожается уже десять лет, объявляется народом убийц. Чеченцы среди других - да, просто чеченцы - нет!

Когда в 1999 г. Путин входит в Чечню, он заявляет, что к началу 2000 г. террористы будут подавлены. Он отправляет свои бомбардировщики, свои танки и 100 000 солдат для захвата страны, равной по площади Парижу с окрестностями, население которой составляет не более 1 миллиона. Он сравнивает с лицом земли Грозный (400 000 жителей). Если такая бойня называется борьбой с терроризмом, то нужно спросить себя, почему англичане не сравняли с землей Белфаст, Испанцы - Бильбао, а французы - Алжир во времена Али ля Пуэнта.

Жестокость спецслужб что в Беслане, что в Чечне одинакова. 'Чекист всегда сотается чекистом', - таково кредо главы Кремля. ЧК - это советское гестапо, предшественница КГБ, прародителя нынешней ФСБ.

Мы соучастники этой катастрофы. Ни одно западное правительство не осмелилось поставить под сомнение заслуги этого пожарника-пиромана, который за пять лет не смог 'замочить террористов в сортире', как он обещал когда-то, хотя сжигал дома, деревни и города. Вместо этого он только распространил хаос на весь Кавказ. А Европа и Соединенные Штаты дают ему карт-бланш и спорят между собой, кто из них его лучший друг. Потрясающий отказ интеллекта!

Давайте вспомним, как по вопросу Ирака столкнулись два 'мировоззрения'. Париж и весь 'лагерь мира' утверждают, что терроризм является порождением войны, которую нужно всеми силами стремиться избежать. Вашингтон и его союзники заявляют, что терроризм является следствием угнетения, а свобода - мать мира, поэтому во имя свободы война может стать необходимой.

Все знают, что чеченское население сократилось на одну пятую или даже на четверть. У кого недостает фантазии, нужно сказать, что такое кровопускание во Франции было бы равно потере в 10 - 15 миллионов человек. Чечня переживает самую страшную из войн, которые сегодня ведутся в мире: 40 тысяч убитых детей, - и никаких съемок, под полным покровом мрака. Самый кровавый произвол царит в этом закрытом регионе, который российская журналистка Анна Политковская назвала 'концлагерем под открытым небом', - полностью отрезанная от всего мира страна, где запрещены съемки. Лишь иногда туда удается попасть нескольким отважным журналистам.

Афганский сценарий

Прекрасная возможность для двух 'мировоззрений' настроить свои скрипки и осуществить принципы, на которые они ссылаются, - крестовый поход против Чечни отвечает обоим этим 'мировоззрениям'. Три столетия угнетения привели к сопротивлению. А жестокость последней войны благоприятствует возникновению терроризма. Сейчас срочно необходимо одернуть Путина и объяснить ему из Парижа, что его война, а из Вашингтона втолковать, что его страшная политика, - ведут к хаосу нигилизма. Но нет! Где там, великие принципы! Страусиная политика - голову в песок, великие мира сего не хотят ничего видеть.

Может быть, они забыли афганский сценарий? В течение 10 лет российская - тогда 'красная' - армия проявляла свои разрушительные таланты: опустошала территорию, уничтожала народ, разлагала социальные, духовные и моральные ценности. В хаосе выигрывают преступники, верх берут фанатики, - отсюда Талибан, бен Ладен и Манхэттен в огне.

Ослепленный Запад бросил командира Масуда, сначала сражавшегося против Советов, затем против исламистов, на произвол судьбы. Ошибку заметили слишком поздно. Его сделали иконой, но уже после смерти. В Чечне есть умеренный лидер движения за независимость: Аслан Масхадов всегда осуждал нападение на мирное население. С самого начала он высказал осуждение взятия заложников в Беслане, он предложил свою помощь. Но российские лидеры его посредничеству предпочли штурм школы.

Как и Масуд, он хороший стратег, в 1996 г. он победил превосходящую по силам российскую армию. Как и Масуд, он для своего народа - герой. Как и Масуд, он не святой: он допустил ошибку, во имя национального единства, временно объединившись с экстремистами. Уже два года он предлагает план: перемирие, разоружение бойцов за независимость, вывод российских войск, международные силы для контроля и временный отказ от требования независимости. Без его помощи выхода нет. Иначе народу грозит со стороны России уничтожение. Иначе с чеченской стороны исходит угроза распространения нигилизма.

Как можно объяснить безответственность наших ответственных лиц? Демократические правительства не могут принимать расистское обвинение целого народа в преступности: все чеченцы = убийцы = бен Ладен. Знают ли они их будни, полные ужаса, горя, мучений, с их фильтрационными лагерями, охотой на людей, торговлей трупами и их органами? Да, они знают об этом. Что же они, слишком доверчивы, и поэтому оправдывают Путина, довольствуясь заявлениями о том, что он несет мир и 'нормализацию' на Кавказе? Знают ли они, что никто не может укрыться от нового Чернобыля?

Наши горе-маккиавелисты

Не могу поверить, что наши правители настолько глупы. И все же, приходится думать, что ответственность за нашу безопасность они возложили на волшебника из Кремля. Может быть, они надеются, не совсем признавая это, что он уничтожит чеченцев, прежде чем оставшиеся пока в живых заключат пакт с дьяволом нигилизма? Такая ставка на бесконечную войну в высшей степени аморальна, но, прежде всего, она представляет собой политическое заблуждение.

После стольких убийств и 'черный дыры' Беслана военный баланс Путина говорит сам за себя: это баланс хаотичного мясника, фабриканта Апокалипсиса. Пришло время, пока еще Масхадов жив, призвать Путина к порядку, громко и во всеуслышанье потребовать от него изменить свои методы.

Уже десять лет наши лидеры не верят в силу морального возмущения. Уже десять лет они ведут себя, как политики-реалисты: из-за Грозного земля не перестанет вертеться, давайте избегать трений с русским гигантом, предоставим моралистов самим себе. Извиняюсь, но без этических принципов долгосрочной политики не существует. Нельзя разделять мораль и политику, как это думают наши горе-маккиавелисты. Политика аэробусов и нефти, расшаркивания и принципа 'мне все равно, пусть народ уничтожают', - ведет в Беслан. Это не политика, это - ослепление.

Они смеются над 'прекраснодушными', такими, как я, потому что с немногочисленными друзьями я борюсь против черного, красного и зеленого фашизма. Потому что я поддерживал Солженицына и Сахарова, Гавела и Масуда, осажденных в Дубровнике и Сараево, изгнанных из Косово, убитых в Алжире, - и всех тех нищих и 'беспомощных', за которых реалисты и ломаного гроша не дали бы. Моя жалостливая 'прекрасная душа' говорит им: нельзя безнаказанно стереть с карты земли народ, даже если он так смехотворно мал в глазах наших великих наций.

Автор - философ, живет в Париже. Полную версию этой статьи можно найти на сайте www.perlentaucher.de

Перевод на немецкий - Тьери Шервель