24 сентября 2004 года. Для меня это просто, поскольку я там родилась; всем остальным я предлагаю свое понимание логики, которая стоит за продолжающимся наступлением Путина (на демократию и свободный рынок - прим. пер.).

Следя за последними новостями из России, я вспомнила одну программу новостей российского телевидения, которую смотрела несколько лет назад, когда президент Владимир Путин только что пришел во власть. Эта программа, ретранслировавшаяся по кабельному каналу международного телевидения, была посвящена визиту Путина в одну деревушку. Его встречала хлебом и солью - что является знаком гостеприимства - одетая в традиционное вышитое платье и расшитый бусами головной убор девушка. Местные жители улыбались и махали рукой. Эта картинка вызвала в моей памяти нежные воспоминания, поскольку я провела годы детства в России и эмигрировала в Америку 12 лет назад.

Однако я вспомнила также и другой телевизионный показ тех дней, где Путин, сидя за длинным деревянным столом, соревнуется в армрестинге с молоденькой девушкой. Эта борьба нетрадиционна для России, и поэтому я думаю, что она не была запланирована для официального показа. Путин, мастер дзюдо, продемонстрировал свое превосходство, и вскоре рука девушки оказалась прижатой к столешнице, а он торжествующе поднял вверх свою руку. Публика разразилась приветствиями. Мне кажется, этот образ очень точно описывает, то, что сегодня делает Путин с молодой российской демократией - а публика все так же его одобряет.

Подавление инакомыслия. После того как в начале сентября сотни людей погибли при захвате террористами заложников в одной из школ города Беслан, российский лидер объявил о своих планах, в том числе, отменить прямые выборы региональных губернаторов и назначать их самому. Он сказал, что это нужно для более эффективной борьбы с терроризмом. Но его предложение, которое, как ожидается, будет одобрено контролируемой Путиным Думой, знаменует собой важную веху для России.

С момента распада Советского Союза после эпохи Михаила Горбачева - Бориса Ельцина Россия никогда не была особенно демократической. Свободы прессы, например, практически не существует. Шестого сентября был уволен главный редактор крупной российской газеты "Известия" за публикацию фотоснимков с места захвата заложников, которые были сочтены чересчур наглядными и которые иллюстрировали сообщение, не совпадавшее с официальной версией правительства.

На протяжении ряда лет Путин также имеет полномочия увольнять любого губернатора, который ему не угоден. И все-таки "нужно иметь хотя бы символическую оппозицию", говорит Илан Берман (Ilan Berman), вице-президент аналитической организации "Американский совет по внешней политике" со штаб-квартирой в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия. А теперь даже такой оппозиции вскоре не станет.

Однако не это всколыхнуло американских инвесторов. Рынок обеспокоен тем, что Путин укрепляет также свой контроль над российской экономикой. Двадцатого сентября нефтяная компания "ЮКОС", генеральный директор которой, Михаил Ходорковский, вот уже более года сидит за решеткой по обвинениям в мошенничестве и коррупции, объявила, что последствия, связанные с вмененными ей недоимками по налогам в размере 7 млрд. долл. США, вынудили ее сократить экспорт нефти в Китай. В результате "ЮКОС" может обанкротиться, и дело, скорее всего, кончится тем, что эта компания окажется под контролем государства. Частично в силу этих опасений цена нефти на мировых рынках 21 сентября превысила 47 долл. за баррель (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л), то есть достигла рекордного за последний месяц уровня.

Энергетический гигант. Почему все это происходит? Для того чтобы понять, почему Путин так поступает, и это сходит ему с рук, мы должны думать как россияне. Патентованные средства относительно демократических идеалов, свободного предпринимательства и рыночной глобализации не имеют к этому никакого отношения.

Проще говоря, сильная экономическая зависимость России от нефти сегодня является более важным национальным приоритетом, чем демократические реформы. Крах Советского Союза привел к разрыву связей между располагавшимися в разных республиках поставщиками и их клиентами. Полагавшиеся прежде на централизованную систему обеспечения, эти республики практически в одночасье стали самостоятельными.

В то же самое время многие недавно приватизированные промышленные предприятия не смогли платить по счетам и были вынуждены закрыться. Результат: объем производства в России в некоторых отраслях упал почти на 90%, и стране пришлось срочно наращивать добычу и экспорт нефти, чтобы предотвратить аналогичное снижение доходов. При нынешнем объеме добычи нефти 9 млн. баррелей в сутки загрузка производственных мощностей почти максимальная, отчасти потому, что у нефтедобывающей отрасли не было денег, чтобы заменить унаследованную от советских времен разваливающуюся инфраструктуру.

Теперь снова начните думать как россиянин. Более сильное, более централизованное правительство способно справиться с этой уязвимостью, принуждая бывшие советские республики вроде Белоруссии к тому, чтобы вновь объединиться в своеобразный союз - и эта идея получает все большее одобрение общества и набирает силу. "Путин реанимирует идею России как империи, - заявляет Берман. - Он оживляет чувство национальной гордости, которого у россиян не было со времен бывшего Советского Союза".

Централизованный контроль над нефтяными запасами России - включая контроль над такими компаниями, как "ЮКОС" - мог бы также укрепить экономическую безопасность России. По оценкам Джамаля Куреши (Jamal Qureshi), аналитика проблем рынка энергоресурсов из вашингтонской консалтинговой фирмы "PFC Energy", в руках частных нефтяных компаний, которые стремятся удовлетворять потребности рынка, добыча нефти в России достигла бы своего пика в 2007 или 2008 году, дойдя до 11-12 млн. баррелей в сутки. Однако, как считает Куреши, в результате сочетания недостаточных инвестиций в новые месторождения и растущего потребления нефти за этим пиком последует неизбежный спад, причем не только прибылей нефтяных компаний, но также и объема валового внутреннего продукта (ВВП).

Погоня за стабильностью. Какова же альтернатива? Контроль со стороны правительства мог бы замедлить рост добычи нефти в России, считает Куреши. Такая стратегия могла бы позволить стране более равномерно распределить свой поток доходов - и, быть может, избежать глубокого спада экономики. Для российских высших должностных лиц это вопрос экономической безопасности.

Для иностранных инвесторов и приходящих в Россию компаний инициативы Путина могут оказаться даже выгодными. Первое, с усилением правительственного контроля приходит предсказуемость, если хотите - уверенность. Рассуждая на самом базисном уровне, необходимость давать взятки дюжине чиновников вместо сотен снимает огромную ношу с плеч тех, кто занимается бизнесом в этой стране. (Я этому не потворствую, я просто думаю как россиянка.) "Если ты бизнесмен, - отмечает Берман, - сегодня проще иметь дело с Россией, потому что ты знаешь, кто в ней хозяин".

Этот хозяин, Путин, сказал, что не станет добиваться своего переизбрания в президенты после второго 4-летнего срока, который начался в нынешнем году. А если тем временем Россия объединится с Белоруссией, что вполне возможно, федерация станет представлять собой совершенно новое образование, и тогда все ставки на то, что Путин уйдет со своего поста, будут отозваны, заявляет Берман. Далее, если Путину удастся одолеть терроризм, деловой климат России станет еще более стабильным.

Снова советский строй? Разумеется, существует и другая точка зрения на все происходящее в России: жесткая тактика Путина может привести к прямо противоположным результатам. "Для того чтобы бороться с терроризмом, нужно делать как раз противоположное тому, что делает Путин: нужно дать больше властных полномочий местным органам безопасности", - говорит Ольга Оликер (Olga Oliker), аналитик международной политики в аналитической корпорации "RAND" в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия.

Более того, Россия, вероятно, сможет в самом деле процветать в длительной перспективе, если станет обществом реальной свободы и демократии. Как сказал один американский бизнесмен, работающий в России: "Путин создает реплику структуры, которая рухнула вместе с Советским Союзом, и эта структура не будет работоспособной".

Даже если возникнет новая деспотическая империя в советском стиле, разве дело не кончится тем, что она опять развалится? Да, совершенно правильно, так и может случиться. Но Вы думаете не как россиянин. Что касается меня, я просто рада, что живу здесь, а не там, пока мы выясняем этот вопрос.