Выбранная стратегия напомнила о реакции на катастрофу подводной лодки 'Курск': занизить ущерб, не доводить дело до расследования, обвинять Запад. В своем обращении к народу после трагедии в Беслане, президент Владимир Путин заявил о зловредных силах за рубежом, использующих терроризм для ослабления России. В Европе и Америке прозвучала критика в адрес Путина за Чечню и стремление к расширению полномочий. Братская поддержка, предложенная Путиным после 11 сентября, убедила оптимистов в том, что мечта о приближении России к Западу может осуществиться. В последние две недели она выглядела такой же химеричной, как всегда.

Русские привыкли к нытью мягких европейцев - от американцев они ожидают более твердой и прагматичной позиции. Так что они болезненно восприняли, когда президент Джордж Буш выразил 'озабоченность' изменениями, которые Путин планирует внести в избирательное законодательство и систему региональной власти. Ранее министр иностранных дел России Сергей Лавров с раздражением заметил, что его страна не комментирует президентские выборы в Америке. Путин уподобил тех, кто выступает за переговоры с чеченцами, умиротворителям 1930-х годов. Британский дипломат был вызван для объяснения того, почему Британия не экстрадирует Ахмеда Закаева, помощника бывшего избранного президента Чечни Аслана Масхадова. (Шамиль Басаев, еще один человек, особо разыскиваемый в России, взял на себя ответственность за Беслан, но отрицает, что брал деньги у Усамы бен Ладена).

Некоторые российские либералы считают это неожиданное осложнение поворотным пунктом во внешней политике. Путин, показавший себя ненасытным централизатором дома, за границей все больше приобретает образ неисправимого великодержавного националиста. По его мнению, интересы России заключаются в разделе сфер влияния. Хуже того, 'российские' ценности, которые Путин отстаивает в таких областях, как права человека и властные полномочия, делают невозможной более тесную интеграцию с Западом. Казалось, что в последние пару лет Россия проводит 'нормальную' внешнюю политику, но самом деле это была та же разрядка, только в другом обличье. Утверждают, что в будущем взаимное подозрение будет сосуществовать с экспортом Россией энергоносителей на Запад, точно так же, как в последние годы Советского Союза.

Если Путину хочется и дальше портить отношения с Западом, то ему предоставляются широкие возможности. Отношения с европейцами станут более болезненными, поскольку ЕС принял в свои ряды несколько бывших стран соцлагеря. Ввиду грядущих президентских выборов на Украине, Москва отрядила туда политических консультантов. Проевропейский кандидат от оппозиции Виктор Ющенко, которого русские хотят остановить, возобновил свою кампанию на этой неделе, после того, как, по утверждениям его сторонников, его пытались отравить. Также, Путин может с большей терпимостью, чем европейцы, относиться к попыткам Александра Лукашенко изменить конституцию, чтобы остаться на своем посту - как опасаются российские либералы, не в последнюю очередь потому, что сам хотел бы последовать его примеру.

Расхождения с Западом также могут возникнуть, если Путин исполнит свои угрозы о нанесении упреждающих ударов по террористам за границей - особенно в Панкисском ущелье Грузии, где якобы скрываются чеченские террористы. В интересах России укреплять стабильность на своих южных границах. Однако она по-прежнему вмешивается в дела Абхазии и Южной Осетии, двух отколовшихся от Грузии регионов.

Согласно более оптимистической интерпретации, предложенной теми, кто сочувствует Кремлю, Путин и Буш всего лишь разыгрывают внутриполитическую карту. Буш постарался ответить на обвинения в том, что он слишком мало сделал для укрепления демократии в России. Ксенофобия Путина и его видимая ностальгия по Советскому Союзу призваны снять с него ответственность за Беслан и успокоить влиятельных 'ястребов'. А на самом деле, оба президента по-прежнему понимают друг друга и прекрасно ладят между собой, утверждают сторонники такой трактовки.

Истина, вероятно, где-то посередине. Отношения России с Западом не так плохи, как это было в смутные ельцинские годы. Путин действует осторожно: вспомните его относительно спокойную реакцию на расширение НАТО на восток. Но он определенно не интернационалист. Все стороны чувствуют себя немного обиженными: европейцы в связи с правами человека и отходом от демократии в России, американцы из-за Ирака; Путин из-за того, что Запад лезет не в свое дело и не понимает его борьбы с терроризмом. Наверное, до нового периода соперничества великих держав не дойдет, но более тесная интеграция России с Западом, вероятно, отодвигается в еще более отдаленную перспективу.