Автор является президентом Брукингского института. В период 1994-2001 гг. он был заместителем государственного секретаря США.

27 сентября 2004 года. Джордж Буш-младший (George W. Bush), выступая на прошлой неделе в Организации Объединенных Наций (ООН), выразил соболезнование жертвам и негодование в адрес преступников, повинных в недавнем кризисе с заложниками на юге России, который закончился массовым убийством школьников. Однако он ничего не сказал о том, как Владимир Путин использует эту трагедию для того, чтобы ускорить проводимую вот уже 5 лет кампанию за воссоздание России как высоко централизованного государства с вертикалью власти, которая сосредоточена в Кремле. Г-н Путин решил отменить прямые выборы региональных губернаторов. Отныне он лично назначает губернаторов, тем самым ставя под вопрос существование в этой стране плюралистической демократии.

Будучи недавно в России, я увидел там сочетание чувств тревоги и отрешенности в связи с тем, что последний шаг г-на Путина слишком хорошо согласуется с продолжающимися усилиями по регулированию и манипулированию распространением информации. В России не осталось независимых общенациональных телевещательных станций. Журналисты озабочены тем, что цензура уже распространилась на печатные издания и вскоре может добраться до Интернета. Политика "гласности", или открытости, Михаила Горбачева сыграла критическую роль в конце коммунистической системы, СССР, советской империи и "холодной войны". Сегодня гласность и свободные средства массовой информации (СМИ) нужны России больше, чем когда-либо, причем в немалой степени как противоядие для коррупции такого сорта, которая позволила террористам взятками проложить себе дорогу через милицейские контрольно-пропускные пункты в обреченную школу.

Усложняет обстановку факт, от которого никуда не денешься: г-н Путин все еще очень популярен - и не вопреки своим авторитарным наклонностям, а отчасти благодаря им. Его жесткие меры не особенно отразились на жизни рядовых россиян. Российские специалисты по изучению общественного мнения говорят, что многие россияне полагают, что его твердая рука нужна для сохранения общественной безопасности и национального единства в условиях двойной угрозы терроризма и сепаратизма.

А тем временем российская экономика развивается неплохо, зарабатывая для г-на Путина поддержку среднего класса и западных бизнесменов, которые вот уже более десятилетия инвестируют деньги в России. С их точки зрения, г-н Путин ввел корректирующую дозу стабильности и предсказуемости стране, которая при Борисе Ельцине в суматошные 1990-е годы, казалось, катилась к хаосу.

Что касается экономической политики, г-н Путин по-прежнему считается реформатором. Одной из причин является то, что он доверяет команде либералов, которые консультируют его в этой области. Представляется, что он пытается копировать эти отношения личной преданности в политической сфере, назначая президентских представителей в столицы регионов.

Г-н Путин пытается создать российский вариант китайской модели, укрепляя политический контроль и в то же время открывая страну рыночным силам. Он - и Россия - быть может не сумеют получить и то, и другое сразу. Экономическая и политические свободы неразрывно связаны между собой. Общество, где действительно главенствует закон, что является предварительным условием экономического прогресса, требует наличия системы сдержек и противовесов, что невозможно, когда власть сосредоточена в одном учреждении.

Если Россия хочет выжить как унитарное государство, она должна продолжать развиваться как федеральная и демократическая структура. Суть демократического федерализма в максимальном самоуправлении на местном или провинциальном уровне. Люди с большей вероятностью станет уважать - и подчиняться - власти, если будут чувствовать, что она отражает их интересы, и что ею облечены руководители, которых они сами выбрали.

Федерализм делает достоинство из разнообразия. Россия очень различна. Цари и комиссары пытались навязать народу единообразие и порядок более жестокими методами, чем сегодня применяет г-н Путин. Это им не удалось, и вполне вероятно, что не удастся и ему тоже.

Самой вероятной причиной недавнего кризиса является продолжающаяся вот уже целое десятилетие война в Чечне. Г-н Путин рассчитывает восстановить диктат Москвы в Чечне и помешать другим реальным или потенциальным сепаратистам последовать примеру чеченцев. В первом приближении трудно себе представить, что Чечня когда-либо снова будет управляться Москвой. А вопрос, не слишком ли поздно заводить речь об Ингушетии, Дагестане, Карачаево-Черкесии и других уголках российского Северного Кавказа, которые пока еще не на слуху - не станет ли явью кошмарный сон россиян, что их страну ждет судьба Советского Союза - зависит от того, как долго будет длиться порочный эксперимент г-на Путина с гиперцентрализацией власти.

Это, в свою очередь, может в определенной мере зависеть от того, что станут говорить г-ну Путину другие мировые лидеры, в особенности его компаньоны по Большой Восьмерке - и прежде всего его коллега в Белом доме. Хотя известно, что г-н Путин выступает как воплощение российского сопротивления "поучениям" со стороны Запада, он все же желает, чтобы к нему относились как к полноправному члену клуба ведущих демократических стран, и он рассматривает Соединенные Штаты как де-факто председателя этого клуба. Официальные лица в Москве говорят, что, несмотря на приглушенную критику из Вашингтона, политика администрации Буша-младшего демонстрирует большее "понимание", чем политика Европейского союза. Речь г-на Буша-младшего в ООН подтвердила их удовлетворенность на этот счет.

Западу далеко не безразлично, как будет развиваться российская демократия в предстоящие годы. Если мы что-то и усвоили из опыта 20-го века, так это, что характер внутреннего режима России определяет ее поведение во внешнем мире. Россия, которая правит собственным народом посредством силы и указа вместо согласия и предоставления гражданских прав, рано или поздно практически наверняка начнет запугивать соседей и превращаться для всего мира в одну из проблем, вместо того чтобы способствовать их решению.