Не успели отгреметь взрывы в школе североосетинского города Беслан, как западная пресса уже начала рисовать картину якобы слепого насилия российской и чеченской сторон, народной ненависти и религиозного фанатизма. Вопрос о том, о чем все же идет спор на Кавказе, и кто его ведет, утонул в потоке слов.

В республике Чечня-Ичкерия миллион жителей. После десятилетий эксплуатации на месторождениях в республике еще есть немного нефти и газа, но их слишком мало для большого спора. Однако Чечня находится на сухопутном пути между внутренним Каспийским морем и Черным морем у северных отрогов Кавказа. Отделение Чечни привело бы к дальнейшему серьезному уменьшению влияния России в регионе, поставило бы одновременно под вопрос ее территориальную целостность.

Кавказ имеет для России большое значение в стратегическом плане с точки зрения наличия нефти и газа в Азербайджане, в Иране, в Туркменистане, а также в Казахстане. Для России важно увеличивать объемы экспорта сырьевых ресурсов и за счет этого черпать инвестиции. Помимо этого рука на нефтяном и газовом кране гарантирует политическую власть. Видимо, по этой причине Россия, располагая самыми большими в мире запасами природного газа, приобрела недавно громадные туркменские месторождения газа и будет в течение последующих 25 лет подавать его на север. Это тот газ, который концерн United Oil of California еще в 1998 году собирался транспортировать через Афганистан в сторону Индийского океана.

Закавказская нефть из Азербайджана перекачивалась раньше по так называемому Северному маршруту: из Баку через Махачкалу в Дагестане в Новороссийск, 146 километров этого маршрута проходили по территории Чечни. Чеченские сепаратисты нарушили Северный маршрут. Когда Россия построила параллельный участок, проходящий через Дагестан, сепаратисты попытались обрести почву и в Дагестане. Российское федеральное правительство не может допустить, чтобы Чечня выскользнула у нее из рук.

Судя по всему, совершенно иного мнения придерживается Уве Хальбах (Uwe Halbach), представленный на радио Deutschlandfunk как эксперт по Чечне из Фонда науки и политики. В Чечне, считает он, слишком мало нефти, поэтому войну против российского федерального правительства вряд ли можно объяснять геополитическими интересами. А нефтепровод? После этого вопроса в адрес Хальбаха, он несколько изменил свою точку зрения. Чечня, мол, имела большое значение для экспорта каспийской нефти.

Конфликты, подобные чечено-российскому кризису, который захватывает территорию Дагестана и Ингушетии, распространяется на Южную Осетию и на северную часть Грузии, и активность России в подверженной сепаратизмом грузинской республике Абхазия угрожают не только частным, но и государственным инвестициям. Руководство западных компаний и правительства западных стран сидят в одной лодке. США направляют Бориса Немцова из российского Союза правых сил и либерала Владимира Рыжкова, двух сторонников Ельцина и его хищнической приватизации, подвергают критике чеченскую политику Путина. Параллельно в лондонской эмиграции свою деятельность, направленную против Путина, активизирует находящийся в розыске Интерпола чеченец Ахмед Закаев. Сепаратист Ильяс Ахмадов секундирует из вашингтонской эмиграции. Оба поддерживают связи с главарями боевиков Асланом Масхадовым и Шамилем Басаевым в Чечне. Великобритания предоставила политическое убежище еще одному противнику Путина, российскому олигарху Борису Березовскому.

Многие американские политики и организации шипят на исламизм и террор 'Аль-Каиды', когда он целится на империализм США, но что касается Чечни, они становятся на сторону террористов. Как это вяжется друг с другом?