Дело ЮКОСа продолжает двигаться по лезвию опасной двусмысленности. Факты.

В среду такой опытнейший специалист, как 'Геракл' Виктор Геращенко - бывший председатель советского и российского государственных банков, а теперь - председатель совета директоров ЮКОСа - утверждал, что верит заверениям Владимира Путина по поводу того, что 'государство не желает банкротства' этой нефтяной компании. 'Наш президент - добавил он, - не бросает слов на ветер'.

В четверг Путин, казалось бы, хотел подтвердить оптимизм неувядаемого 'Геракла', утверждая, что 'целями государства не является национализация или присвоение ЮКОСа'. Такая возможность отнюдь не исключалась, в последние месяцы о ней авторитетно говорили. Действительно, для того, чтобы избежать банкротства и суметь заплатить налоги, неуплаченные в 2000-2001 годах (примерно 7,4 миллиарда долларов), ЮКОС должен был продать свою главную добывающую 'дочку', свой сибирский филиал 'Юганскнефтегаз'. Возможность этого варианта усилилась в минувшем августе. Министерство юстиции поручило инвестиционному банку Dresdner Kleinworth Wasserstein (DKW) определить коммерческую стоимость компании. Вчера эта цена стала известна. 'Юганскнефтегаз' стоит от 15 до 17 миллиардов долларов. Немедленно акции ЮКОСа поднялись в цене.

Исходя из стоимостной оценки DKW, покупка 'Югенскнефтегаза' какой бы то ни было российской или зарубежной компанией становится невозможной, и тем более невозможной становится приобретение ее государством в счет погашения налоговой задолженности холдинга. В такой зачет оно могло бы купить только 20 % ее капитала или чуть больше. Руководство ЮКОСа хочет избежать банкротства. Заплатить долг перед государством. Это подтвердил и Геращенко, заверив, что компания в состоянии это сделать.

И тут уж надо смотреть, действительно ли государство не стремится к банкротству ЮКОСа, как об этом неоднократно говорил Путин. Или к его национализации. О которой говорили в последние дни, комментируя объявленное слияние 'Газпрома' (38% акций которого - у государства) с нефтяной компанией 'Роснефть' (полностью государственной и управляемой доверенным человеком Путина). В результате слияния должна родиться новая большая государственная компания, которая станет лидером энергетической отрасли, если она приобретет 'Юганскнефтегаз' в результате раздела или банкротства ЮКОСа.

Стоимость 'Юганснефтегаза' делает эту гипотезу невозможной. Но ЮКОСу угрожает еще одна опасность: отзыв лицензии на добычу нефти у 'Юганскнефтегаза' за нарушение некоторых условий контракта, выявленных министерством природных ресурсов. Без этой лицензии цена 'Юганска' рухнет. И сделает возможной его передачу в другие руки. Возможно, в руки государства. В четверг Путин опять этот вариант исключил.

Но тут же добавил, что 'государственные компании могут приобретать, при продаже на аукционе, активы нефтяных компаний'. В принципе, тут ничего не скажешь. Но в случае с ЮКОСом двусмысленность бросалась в глаза. При все более смутных перспективах для ЮКОСа и для инвесторов, как нынешних, так и потенциальных, в таком жизненно важном секторе для экономики и финансов России.