Имевшие ужасающие последствия действия во время драмы с заложниками в Беслане продемонстрировали слабость президента России. Она уже представляет угрозу для его господства, говорит авторитетный эксперт по России Андерс Аслунд. Владимир Путин, окруженный неспособными людьми из КГБ, отрезанный от дельной информации, все в большей мере теряет контроль над страной.

В свой первый период правления российский президент Владимир Путин достиг многих из своих целей. Он укрепил власть центрального правительства и одновременно ослабил крупные концерны, независимые средства массовой информации, Коммунистическую партию, либеральные партии и гражданское общество. Он оказал давление на губернаторов в регионах и даже на государственный аппарат как таковой с целью концентрации всей политической власти в своих руках. Между тем, со времени его прихода к власти в 2000 году Россия добилась макроэкономической стабильности и постоянного экономического роста в среднем на уровне 6,5 процентов в год.

Везение и финал

Но именно череда успехов и способна привести к его свержению. В первый период правления Путина ему везло, поскольку он видел границы своей власти. Дотошно изучая результаты опросов общественного мнения, он загадочным образом пытался отвечать интересам всех избирателей. Однако опьяненный серией политических побед он, судя по всему, видит теперь себя свободным в принятии любых решений. Так долго не везет ни одному политику. В настоящее время он нарушает многие правила политики и продолжаться так долго не может.

Путин, например, ревнив, чтобы кому-то делегировать власть, и все решения принимает самостоятельно, меняет сильного премьера и главу администрации на двух непригодных людей. Вместо того, чтобы создать сильную вертикаль управленческих каналов, он парализовал свое правительство.

Причина столь чрезмерной централизации власти заключается в том, что Путин никому не доверяет. Другая причина - его склонность к играм в секретность. Будучи настоящим разведчиком, он опирается на свой круг людей КГБ из Санкт-Петербурга. Его властная база сокращается день ото дня, а ограничения, накладываемые на независимые средства массовой информации, ведут к тому, что он становится все хуже информированным.

Это стало очевидным во время драмы с заложниками в Беслане. Органы власти проявили несостоятельность. Они не располагали сколь либо значимой информацией. Милиционеры за пропуск террористов брали взятки. В Беслан были направлены лучшие подразделения специального назначения России, но их не обеспечили боеприпасами, надежными бронежилетами, у них не было планов действий и командной структуры. Школа не была заблокирована. В конечном счете, на штурм школы пошло местное население со своим собственным оружием, из презрения оно убивало также и военнослужащих из состава подразделений специального назначения.

Директор спецслужбы ФСБ и министр внутренних дел прибыли в Беслан вскоре сразу после начала осады, но невероятным образом ничего не предприняли. Два региональных руководителя даже отказались появиться на месте событий.

Молчание и ложь

Путин и все его правительство ничего не предприняли. Они проигнорировали драму с заложниками и свели до минимума информирование о ней через средства массовой информации. Официальную позицию занял только один из представителей местных органов власти, который в связи с его невероятной ложью полностью опозорился.

Вряд ли можно представить худший результат деятельности правительства. Леонид Брежнев во время своего правления стал объектом для анекдотов, так как был заинтересован только в том, чтобы скрывать плохие новости вместо того, чтобы искать решения. Теперь почти так же ведет себя Путин. Но подобная игра в секретность вполне очевидно наносит ущерб России.

Вывод из драмы в Беслане очевиден: политика в отношении Чечни должна быть пересмотрена в своей основе. Должна быть проведена чистка сил безопасности, там необходимо навести дисциплину. Необходимо тут же увольнять негодных министров и губернаторов, а их органам представить более широкие полномочия. Необходимо больше информации и меньше людей из КГБ.

Рыть себе могилу

Однако Путин этого не желает. Он не желает следовать принципу, что не следует рыть и дальше, если уже сидишь в глубокой яме. Не был уволен ни один чиновник, заставили уйти в отставку лишь главного редактора газеты 'Известия' за публикацию критических материалов.

Ничего не было сделано для того, чтобы покончить с коррупцией в спецслужбе ФСБ. Вместо того, чтобы предоставить больше полномочий губернаторам, Путин выступил с претензией назначать их самому. Вместо того, чтобы укреплять правительство, он выводит из его состава одного из своих самых лучших людей, Дмитрия Козака, и заменяет его на неизвестного сотрудника КГБ из Санкт-Петербурга.

Роль Путина имеет не только авторитарный характер, она не функционирует. Его стиль руководства слишком закоснел, а власть чересчур централизована, чтобы быть в состоянии выходить из подобных кризисов. Вместо того, чтобы браться за настоящие проблемы, Путин следует своему личному авторитарному плану. Его централизованное полицейское государство вряд ли заинтересовано в чем то ином, кроме как в сохранении своей собственной экономической и политической власти. Возникает впечатление, что для Путина важнее баловать своих людей из КГБ, чем бороться с терроризмом. Поскольку либеральные реформы могут поставить под угрозу их интересы, их просто прекратили.

Утрата авторитета

Однако среднестатистический россиянин не слеп. Он задается вопросом: 'А как можно использовать назначение губернаторов для борьбы против терроризма?'. Путин, судя по всему, быстро теряет авторитет, который он накопил за время своего первого срока правления. Это может привести к дестабилизации в России быстрее, чем это некоторые думают.

Теперь уже встает вопрос не о том, доработает ли Путин до окончания своих полномочий в 2008 году, а о том, сможет ли он вообще так долго продержаться. Может, ему это удастся. Но для этого ему надо сделать поворот на 180 градусов и снова поставить Россию на путь демократии, ввести независимое управление в регионах, и свободу слова и прессы. Путин обязан, по крайней мере, освободиться от своих главных друзей из КГБ и уволить своего неудачного премьера Михаила Фрадкова, урегулировать споры вокруг ЮКОСа и изменить свою политику в отношении Чечни. Для этого у Путин есть власть, но нет духа.

Автор - директор Программы по России и Евразии Фонда Карнеги за мир во всем мире (Carnegie Endowment for International Peace).

----------------------------------------------------------

Другие статьи Андерса Аслунда из архива ИноСМИ.Ru

Украина на перепутье ("The Washington Post", США)

Путинская жажда власти губительна для России ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.