Для России с этого момента существует время до и после Беслана. Путин совершает ошибку, подобную той, которую сделал Джордж Буш (George Bush) в марте 2003 года, когда тот под предлогом борьбы с 'Аль-Каидой' дал согласие на нападение на Ирак. Соответственно российское правительство заявляет сегодня, что находится 'в состоянии войны' и потому должно вернуть 'сильное государство'. Так, оно собирается реформировать всю политическую систему, расширить полномочия армии и спецслужб и даже говорит о возможности нанесения 'военных превентивных ударов' по базам террористов по всему миру'.

Чего Россия не желает признавать, так это того факта, что исламизм и терроризм на Кавказе являются всего лишь инструментом, и что главной проблемой для всего региона является в действительности национализм. Он, как и сопротивление палестинцев, демонстрирует, что является самой серьезной силой в современной истории, что с ним не в состоянии покончить ни колониализм, ни империализм, ни разного рода тоталитаризм. Националисты не останавливаются перед созданием самых необычных политических альянсов. Это находит свое проявление в Афганистане или в Ираке, где националисты и радикальные исламисты борются вместе за освобождение страны.

Такая же ситуация и в Чечне. Ни один другой народ не оказывал такое настойчивое и мужественное сопротивление российским завоевателям, как чеченцы, и продолжается оно с 1818 года. Сразу же после развала СССР они провозгласили свою независимость и, таким образом, развязали первую чеченскую войну. Она закончилась в августе 1996 года выводом российской армии, однако страна была обескровлена.

В октябре 1999 года, после ряда террористических актов, российская армия перешла в новое наступление. Эта вторая чеченская война опустошила и без того разрушенную страну окончательно. Москва распорядилась провести выборы в местные органы власти и поставила на все ключевые посты своих людей. Однако чеченские сопротивленцы не сдались. Террористические акты не прекращаются, продолжаются со всей жестокостью репрессии со стороны российских войск.

Противостояние подогревают политические процессы в регионе. Российское правительство вынуждено с горечью наблюдать, как Грузия и Азербайджан, страны, граничащие с Чечней, устанавливают все более тесные экономические и даже военные связи с США. Москва рассматривает такое развитие ситуации в свете последнего решения президента Буша (Bush) вывести американские войска из Германии и дислоцировать их вблизи российских границ: в Болгарии, в Польше и в Венгрии. Все это укрепляет русских в чувстве, что великая держава находится в окружении.

С тем, чтобы иметь противовес, Путин вопреки воле правительств Грузии и Азербайджана упорно не желает ликвидировать российские военные базы в этих странах. Он крепит союз с Арменией, до сих пор оккупирующей незаконно азербайджанские территории. И он поддерживает сепаратистов в Абхазии и в Южной Осетии в их конфликте с правительством в Тбилиси.

Поскольку Россия не может ничего добиться в Чечне, она хочет, по крайней мере, показать, что ни один вопрос без Москвы не решается во всем кавказском регионе. В Москве все же опасаются призрака 'второго Афганистана'. Дело в том, что очередное военное поражение в войне против непрозрачного исламизма в Чечне было бы для России не только большим унижением. Поражение могло бы взорвать пороховую бочку, каковой является Кавказ, и, таким образом, привести к территориальному переделу всего региона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.