В тот момент, когда 11 сентября 2001 года второй самолет врезался во вторую башню, нам всем стало окончательно ясно, что Америка и весь мир вступают в войну с террором.

И что мы начинаем страшную гонку наперегонки с террористами.

Мы знали, что Усама бен Ладен (Osama bin Laden) сказал, что его "религиозным долгом" является приобретение оружия массового поражения. Мы знали, что после распада Советского Союза российские запасы оружия массового поражения оказались опасно незащищенными. Смертельные арсеналы хранились в полуразрушенных зданиях, закрытые всего лишь на замок, за оградами из колючей проволоки, в которых полно дыр, или за неохраняемыми и легко преодолеваемыми рушащимися заборами.

Поэтому, должно быть, вы, как и я, после событий 11 сентября думали, что администрация Буша-Чейни (Bush-Cheney) стремится обезопасить российские незащищенные арсеналы оружия массового уничтожения до того, как до них доберутся террористы.

Ну что же, вы, как и я, ошибались.

Практически на целый год после атак 11 сентября президент Джордж Буш по необъяснимым причинам заморозил финансирование единственной американской программы, обеспечивающей безопасность Америки охраной российских незащищенных ядерных, химических и бактериологических арсеналов.

В соответствии с принятым в 1991 году законом Нанна-Лугара, именуемым еще "Программой совместного уменьшения угрозы", авторами которого были бывший председатель Комиссии Сената по вооруженным силам Сэмом Нанном (Sam Nunn) и нынешний председатель Сенатской комиссии по иностранным делам Ричард Лугар (Richard Lugar), Соединенные Штаты обеспечили безопасность ряда российских объектов путем установки новейших высокотехнологических систем охраны.

Также были сняты с вооружения около 6000 старых ракет, боеголовок, бомбардировщиков и подводных лодок. Однако более половины российских объектов имею либо недостаточную охрану, либо не охраняются вообще. В том числе и склад химического оружия, на котором 1,9 миллиона бочек с химикатами - такого количества достаточно, чтобы убить всех на земле - хранятся в разрушающихся зданиях с дырявыми крышами.

Буш сократил финансирование по требованию кучки консерваторов из Пентагона и палаты представителей, которые были больше озабочены тем, предоставляет ли Москва полный доступ всем американским чиновникам на все режимные места, а не обеспечением безопасности уязвимых арсеналов.

Потребовалось вмешательство Лугара, чтобы убедить Буша возобновить финансирование. В сентябре 2003 года Лугар, прилетев к Бушу, имел с ним часовую беседу, которая стала для президента вводным курсом в "Программу совместного уменьшения угрозы". Лугар упрашивал президента срочно возобновить финансирование, урезанное возглавляемым консерваторами Конгрессом, и отменить введенные Бушем отсрочки. "Я позабочусь об этом", - пообещал Буш. И он сделал это. Отчасти.

Буш отменил запрет на выделение денег - однако финансирование этой важнейшей программы с тех пор было сокращено вдвое. Администрация Буша тратит всего 1 миллиард долларов в год на предусматриваемую программой Нанна-Лугара защиту Америки путем обеспечения безопасности уязвимых российских арсеналов. Вряд ли это является признаком экстренных мер. Для сравнения - администрация тратит год в 14 раз больше на не проявившую себя систему противоракетной обороны, хотя все эксперты считают, что террористы не смогут использовать межконтинентальную баллистическую ракету для нападения на Америку.

Однако эксперты считают в пугающей степени вероятным, что террористы могут тайно доставить ядерное оружие на территорию США на борту судна, если им удастся его достать из каких-либо незащищенных источников.

Именно это вице-президент Дик Чейни назвал в ходе дебатов с сенатором Джоном Эдвардсом (John Edwards) "крупнейшей опасностью, стоящей сегодня перед нами". Чего он не объяснил, так это того, почему действия нынешней администрации не соответствуют данному уровню угрозы.

При нынешнем уровне финансирования программы Нанна-Лугара, по мнению экспертов, потребуется 14 лет на обеспечение безопасности только лишь российских незащищенных арсеналов оружия массового уничтожения. Однако необходимо обезопасить не только Россию. В более чем 40 странах имеются более сотни исследовательских реакторов, использующих высокообогащенный уран или плутоний, которые практически не охраняются.

В новом исследовании, проведенном недавно Национальным военным университетом министерства обороны, программа Нанна-Лугара названа "планом Маршалла по ядерному нераспространению". Был сделан вывод, что программа должна быть расширена, чтобы противостоять и другим угрозам. "Программа Нанна-Лугара непосредственно обращается к опаснейшей угрозе, стоящей перед нацией: проблеме ядерного терроризма", - говорится в докладе.

Совсем не обязательно слушать Сэма Нанна или Ричарда Лугара, чтобы понять нашу опасную уязвимость. Послушайте Владимира Путина. Сообщается, что после последней серии устроенных чеченцами терактов он направил войска на охрану всех ядерных арсеналов, раскинувшихся на необъятной России.

Российский президент знал суровую правду и предпринял немедленные меры, как только перед его страной возникла угроза. Руководители Америки тоже знают суровую правду. Однако пока так и не приняты никакие экстренные меры, которые показали бы, что наши лидеры осознали эту правду: внутренняя безопасность начинается не у наших берегов, а у незащищенных арсеналов на другой стороне мира, где ищут свою добычу исламские воинствующие террористы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.