Вчера президент России Владимир Путин подписал в Пекине десяток деклараций и соглашений со своим китайским коллегой Ху Цзиньтао (Hu Jintao). Подписанные документы включает протокол о демаркации границ, вопрос, который 35 лет назад чуть не довел две страны до войны. Однако двусторонние отношения хотя и далеки от антагонизма времен Холодной войны, все же сохраняют подозрительность и двойственность.

В некотором смысле у России главенствующее положение, потому что у нее есть две вещи - энергоресурсы и оружие, - которые очень нужны Китаю. Это ставит Пекин в непривычное для него положение просителя, в отличие от его отношений с остальным миром, который сам стучится в китайскую дверь. Путин, однако, заявил, что хотел бы, чтобы Китай закупал больший ассортимент российской промышленной продукции.

Возможно, он несколько обеспокоен тем, что Россия вооружает и снабжает топливом густонаселенного соседа, а может, он надеется, скорее всего, от отчаяния, что Россия сможет повторить промышленные достижения Китая.

Итак, Путин старательно уклонялся от вопроса о строительстве новых трубопроводов для поставки в Китай нефти и газа из Сибири. Он предпочитает сначала направить сибирскую нефть в порт на российском Дальнем Востоке. 'Газпром' вчера также подписал соглашение с китайской национальной нефтяной корпорацией, но только об изучении общих возможностей поставок российского газа для удовлетворения китайских нужд, а не о конкретном проекте.

Еще больше роль просителя усиливается, когда речь заходит о покупке российского вооружения, потому что Китай не может покупать его где-либо еще из-за введенного США и ЕС в 1989 году запрета после событий на площади Тяньаньмень. Россия для Китая - поставщик оружия номер один, особенно это касается таких дорогостоящих наименований, как реактивные истребители и подводные лодки. Несмотря на это, говорят, что Пекин раздосадован отказом Москвы поставить ему определенные оборонные технологии и оборудование.

Этот отказ может быть вызван давлением со стороны США, которые справедливо обеспокоены растущим напряжением между Китаем и Тайванем, но также и историческим нежеланием России иметь слишком хорошо вооруженного соседа на границе своих обширных и малонаселенных дальневосточных территорий. Более того, вполне возможно, что Китай пытается заставить ЕС отменить эмбарго на вооружения не потому, что надеется закупать оружие в Европе, а чтобы оказать большее давление на Россию.

Существуют, однако, более серьезные политические проблемы, объединяющие эти две страны. Они обе принимают участие в шестисторонних переговорах по ядерной проблеме Северной Кореи и являются членами Шанхайской организации сотрудничества, которая стремится к стабильности в Центральной Азии. Вчера Путин и Ху Цзиньтао объявили мятежников второй стороны - в Чечне и в преимущественно мусульманском районе Китая Синьцзян (Xinjiang) - 'частью международного терроризма'. В этом заявлении не больше правды, чем в похожих утверждениях президента Джорджа Буша (George W. Bush) об Ираке. Но это помогает сближению Москвы и Пекина и их обоих с Вашингтоном.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.