Борис Юнанов является дипломатическим обозревателем газеты "Московские Новости"

15 октября 2004 года. Кто бы ни стоял у руля в Соединенных Штатах, (республиканский) слон или (демократический) осел, Джордж Буш-младший (George W. Bush) или Джон Керри (John Kerry), в России годами преобладают антиамериканские настроения.

Это обстоятельство сделало сенсационными результаты проведенного нашей газетой опроса общественного мнения, потому что выяснилось, что число респондентов, которые благоприятно относятся к США, оказалось неожиданно высоким. Что произошло? Не стало ли это очередным проявлением "загадочной русской души"? Или на людей повлияли какие-то конкретные события?

Опрос был проведен через какие-то дни после трагедии в Беслане. В тот момент Россия не могла думать ни о чем другом. И даже если люди и думали о чем-то еще, то только через призму Беслана. Именно в эти дни и часы организаторы опроса попросили российских граждан высказаться по поводу США и предстоящих президентских выборов. Россияне говорят: "Друг в беде - настоящий друг". Владимир Путин был первым иностранным лидером, позвонившим Джорджу Бушу-младшему 11 сентября 2001 года и выразившим Америке свою поддержку. Г-н Путин сказал: "Американцы, мы с вами".

Это были не просто слова солидарности. Это был политический выбор, и он предопределил участие России в контртеррористической коалиции. Точно так же 1 сентября нынешнего года г-н Буш-младший был первым иностранным лидером, позвонившим г-ну Путину после Беслана и предложившим ему "любую помощь, какая только может понадобиться". На следующий день Белый дом определился со своей позицией: в этот трагический момент он предложил полную поддержку России, партнеру в борьбе против международного терроризма. Спустя какие-то дни заместитель государственного секретаря США Ричард Армитидж (Richard Armitage) заявил, что таким людям, как Шамиль Басаев, "нет места в том типе общества, за какой мы выступаем". Никогда прежде западные официальные лица столь сильно не высказывались против чеченских террористов. Вскоре после этого США объявили группировку Басаева вне закона. В дни бесланской трагедии США заняли твердую позицию и ни разу не попытались разбавить ее политической риторикой. Европейский союз (ЕС), однако, повел себя иначе.

Беслан еще не успел похоронить своих мертвых, когда министр иностранных дел Нидерландов, страны, которая в данное время занимает по ротации пост председателя ЕС, потребовал, чтобы Москва дала разъяснения по поводу того, как могла случиться эта трагедия. Это высказывание прозвучало не вовремя - оно показалось бестактным, и контролируемые государством российские средства массовой информации (СМИ) воспользовались случаем, чтобы использовать его в пропагандистских целях. Как сказал Ларошфуко (La Rochefoucauld), мы достаточно сильны, чтобы взять на себя несчастья других. Рядовые россияне не почувствовали, что европейские политики проявили достаточную силу.

А между тем г-н Буш-младший, которого столь широко критикуют, вновь настойчиво повторил: "Те, кто против террористов, с нами". Даже тот факт, что первый приземлившийся в Беслане иностранный самолет с гуманитарной помощью прибыл из Европы, никак не повлиял на эту позицию. Этот самолет прилетел из Италии, где 150 тысяч граждан вышли на улицы, чтобы продемонстрировать свою солидарность с жителями маленького города в Северной Осетии. Наш опрос показал также, что после бесланской трагедии россияне стали чувствовать больше симпатии к американцам, которые испытывают трудности в Ираке - они заявляют, что террористы злобны, беспощадны и повсюду в мире наносят удары без предупреждения.

Более того, у россиян появилось ощущение, что те, кто убивает заложников в Ираке, имеют много общего с бесланскими террористами - они носят такое же камуфляжное обмундирование, такие же маски на лицах. Вне всякого сомнения, у России и США общий враг. Бороться против этого врага значит бороться за мир на земле. Для России сентябрь 2004 года означает не только Беслан, но также и политические последствия этой трагедии. Под предлогом усиления антитеррористических мер президент Путин потребовал изменить Конституцию РФ и частично лишил российских граждан их избирательных прав.

Эта инициатива вызвала массовые отклики. Многие россияне не только весьма критично высказались по поводу этих шагов - рейтинг г-на Путина упал до самой низкой точки с момента трагедии с атомной подводной лодкой "Курск" - но они начали также задавать вопросы.

Пытался ли президент Буш-младший когда-либо посягать на Конституцию США? Почему после нападений 11 сентября 2001 года ему не пришло в голову отменить выборы губернаторов? И почему демократия в США оказалась сильнее, чем в России?

Пока россияне пытаются отыскать ответы на эти вопросы, Россия снова далеко отстает. Американская модель кажется далекой звездой на горизонте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.