После последних терактов, прежде всего в Беслане, власти в России говорят о войне против граждан страны. Это не открытие. Война ведется давно, и на ее фронтах Россия не добилась заметных побед. Более того, она, видимо, бесславно проигрывает эту войну. Однако власти упорно отказываются назвать вещи своими именами. Между тем возникает впечатление, что наша политика на Кавказе состоит, прежде всего, в том, чтобы втирать очки самим себе и европейцам.

Власти продолжают рассказывать нам сказку про 'террористический интернационал'. Конечно же, терроризм получает поддержку и из-за границы. Однако его причина заключается в наших ошибках в политике умиротворения Кавказа. Как и прежде, не предпринимается ничего, чтобы устранить причины, питающие терроризм. Мы проспали тот момент, когда масхадовых, воспитанных в рядах Советской Армии, вытеснили менее известные молодые полевые командиры, выросшие в условиях последних кавказских войн и не знающие ничего, кроме этих войн. Это кавказский талибан.

Наши высокопоставленные военные лгут своему главнокомандующему Путину и одновременно своим соотечественникам, говоря об успехах в преследовании бандитов. Представители правительства составляют ложные отчеты о восстановлении Грозного. Пусть гражданские и военные чиновники сколько угодно ссылаются на 'террористический интернационал'. Но если этот 'интернационал' может делать на российской территории все, что хочет, то это означает, что ему это позволяют.

Это выражается в том, что разворовываются бюджетные деньги в Чечне, в том, что бандиты приобретают новейшее оружие российской армии, и к тому же в том, что представитель центральной власти в Грозном очень молодой и неопытный человек. Поэтому причитания о 'террористическом интернационале' являются скорее всего признаком или бессилия, или безответственности. Если ответственные лица не способны устранить нависшую над нацией угрозу, то их следует незамедлительно убирать.

Меры, предложенные президентом Владимиром Путиным для усиления борьбы с терроризмом, включают в себя методы формирования исполнительной власти в республиках, а также переход к пропорциональной системе выборов в Думу и парламенты республик Российской Федерации. Кто считает, что между этими инициативами президента и событиями в Беслане нет никакой взаимосвязи, тот не видит очевидного. Взаимосвязь есть.

России не хватает порядка и надежной политической системы, которая могла бы противостоять многочисленным враждебным силам внутри страны и за рубежом, как в экономической, так и в военной области. В этом плане следует положительно оценить предложения президента. Назначение губернаторов и приоритет федерального законодательства могут обеспечить равноправие граждан страны, независимо от их этнической принадлежности и их социального происхождения.

Россия возникла как централизованное государство. Сегодня же некоторые губернаторы превращают вверенные им территории в свои вотчины, устанавливают там абсолютистский режим и шантажируют федеральные власти. Особенно это относится к 'национальным' республикам, где в 90-е годы были приняты собственные законы, подменившие федеральные, в том числе и по вопросам гражданских прав. Больше всего в этих республиках пострадали либеральные ценности: свобода прессы и общественных институтов.

Меньше ясности с предложенным порядком выборов для формирования законодательных органов власти. Очевидно, что принцип пропорциональных выборов в Государственную Думу в Москве и в региональные парламенты исключит возможность прохождения независимых депутатов. Как депутат, трижды избиравшийся в одномандатном округе, я знаю, что голоса независимых депутатов в дискуссиях крупных фракций не имеют существенного значения. Так называемые независимые депутаты в Думе обречены на зависимость. Свобода таких депутатов легко приносится в жертву, если, например, речь заходит о том, чтобы обеспечить своему избирательному округу влияние на финансирование федеральных инвестиционных программ.

Явной ошибкой президента Путина, которая обсуждается всенародно, является его нежелание изменить положение смелыми кадровыми решениями. Скамейка для запасных игроков у правительства слишком мала. При кадровой перестановке весной этого года, названной реорганизацией, чиновники лишь пересели с места на место. Нашлись теплые местечки и для тех чиновников, кто расхищал деньги, и для непопулярных, и для неспособных чиновников, каждый из которых бросает тень на политический имидж президента.

Сегодня очевидно, что использование представителей армии, спецслужб и милиции, силовиков для отправления властных функций в стране не принесло ощутимых результатов. Силовики оказались бессильными. Они не справились с новыми угрозами и не добились успехов в руководстве региональными администрациями. Возможно, это проблема не силовиков, а проблема организации власти, проблема нежелания власти искать в стране здоровые силы и опираться на них, высвободить творческую энергию общества и использовать ее в интересах всего государства.

Целью нового мега-проекта реорганизации власти должно, наконец-то, стать создание здоровой и сильной многопартийной системы. Нам нужны цивилизованные и ответственные политические партии, которые смогут формировать теневые правительства, предлагать альтернативные точки зрения на проекты правительства и которые будут готовы осуществлять профессиональный и этический контроль над деятельностью спецслужб. Это должны быть такие партии, которые ориентируются на национальные интересы страны и имеют возможность делать реалистичные и компетентные предложения.

Правительство не должно вмешиваться в межпартийные дискуссии. Это означает, что закон о политических партиях должен гарантировать возможность по существу обсуждать в обществе как актуальные, так и стратегические проблемы страны. Эти дискуссии должны быть доступны всем заинтересованным гражданам. И все политические партии, включая и те, что представлены в парламенте, должны иметь одинаковый доступ к средствам массовой информации, и в частности, к электронным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.