Россия собирается теперь с тем, чтобы эффективно бороться с международным террором, поспешить на помощь и в Средиземном море. Об этом говорилось на последней встрече в рамках НАТО в Румынии. Но такой встречный шаг со стороны Москвы мог бы иметь и другие причины.

На этой неделе в восточных районах Балтийского моря начинаются учения НАТО, которыми будет руководить представитель Германии. Боевые корабли и авиация будут отрабатывать взаимодействие. Одновременно представители германских ВВС сообщили, что НАТО взяла на себя контроль над воздушным пространством трех балтийских государств-членов альянса: Латвии, Литвы и Эстонии. В состав 'воздушной полиции' выделены также и немецкие самолеты.

Такие примеры, как этот, уместны, чтобы ясно указать Москве ее новые границы. В Румынии, в Болгарии США расширяют свои военно-воздушные и тыловые базы. В бывших южных республиках США и другие страны-члены НАТО содержат небольшие базы или принимают участие в подготовке национальных армий. Логично, что подобная активность вызывает недовольство Москвы и приводит к принятию с ее стороны контрмер. Не только в том плане, что армия Путина вновь разворачивает в Белоруссии старые ракетные базы. Москва пытается следовать стратегии передовой обороны и в других регионах. Вскоре российские военные корабли должны быть привлечены к проведению операций НАТО в рамках контроля на Средиземном море. Операция в Средиземном море была первой после террористических актов, совершенных 11 сентября 2001 года, проводившаяся альянсом в соответствии со статьей 5 Североатлантического договора с целью оказания поддержки США. Корабли альянса контролируют судоходные пути и ищут подозрительные грузы.

То, что министр обороны России просигнализировал теперь о готовности помочь, должно одновременно способствовать тому, чтобы как можно дольше удерживать НАТО от подобных операций на Черном море, то есть в непосредственной зоне влияния Москвы. Но Сергей Иванов, министр обороны России, продолжал и далее наносить 'дружественные' удары по НАТО. России и НАТО, по его словам, пока не удалось достигнуть 'высокого уровня координации' в антитеррористической борьбе. И это притом, что противостоят они общему врагу, способному взорвать всю международную систему безопасности. Иванов под лучшей координацией имел в виду, прежде всего, то, чтобы Запад, наконец, прекратил применять в антитеррористической борьбе двойные стандарты. Подразумевается ситуация в Чечне. Москве надоело выслушивать критику за свои 'внутриполитические меры' в то время, как отдельные государства-члены НАТО предоставляют убежище террористам Масхадова Закаеву и Ахмадову.

Одновременно Иванов повторил угрозу Москвы наносить, как и США, превентивные, а, значит, противоречащие международному праву удары по террористам. Известны, мол, их имена, где они прячутся, и они будут уничтожены. И Россия, дескать, не намерена кого-то заранее информировать, где и когда она нанесет удар. Иванов исключил только один вариант: применение ядерного оружия.

Иванов,очевидно, перешел на заседании Совета НАТО, в наступление и на другом направлении. Он потребовал большего равноправия в получении возможности проводить экспертизу безопасности ядерных объектов. В то время, как Россия, которую постоянно ругают за якобы недостаточный контроль, предоставляет государствам НАТО возможность знакомиться с положением дел в этой области и даже проводит совместные учения, такие, как 'Авария 2004', в прошедшем августе, Запад при условии той же угрожающей ситуации, сохраняет закрытость. То есть, Москва надеется на такие же прозрачные маневры во всех государствах НАТО, обладающих ядерным оружием.

Иванов добивался понимания, что касается продолжающегося присутствия российских войск в молдавском регионе Приднестровье. Там Москва содержит 'миротворческие войска' численностью примерно 1500 человек. В обосновании необходимости их присутствия там наблюдается определенная нелогичность, поскольку 'миротворческие войска' должны якобы заниматься охраной военного снаряжения, оставленного российской армией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.