Из-за тихого голоса и живого лица в обрамлении длинных прядей седых волос с трудом представляешь себе эту женщину среди стрельбы и взрывов или спасающую 89 стариков из грозненского дома престарелых, как это случилось в 1999 году.

Она видела немало достойных презрения поступков, но никогда не сможет забыть расстрелянных c вертолета пятерых детей из забытого Богом чеченского селения. Возможно, это воспоминание стерлось, если бы она оказалась в первых рядах свидетелей бесланского детоубийства.

Но когда Политковская летела в направлявшемся в Беслан самолете кто-то на высоте одиннадцати тысяч метров над землей поставил ей подножку. Во время полета она выпила предположительно отравленный чай, из-за чего оказалась вне игры и почти на краю смерти. Когда потом в одной из ростовских больниц журналистка пришла в сознание, было уже слишком поздно для ведения переговоров, вроде тех, в которых она участвовала во время захвата московского театра на Дубровке. 'Я была уверена, что Масхадов должен отправиться в Беслан', - говорит она в интервью 'EL MUNDO', сидя в расположенной в Потаповском переулке редакции 'Новой Газеты'.

Бывший умеренный президент Чечни Аслан Масхадов - с находящимся в Лондоне эмиссаром которого Политковской удалось поговорить в день захвата школы - по-прежнему является, в ее представлении, ключевой фигурой для достижения мирного соглашения.

Несмотря на то, что Масхадов не благословлял развязанную главарем боевиков Шамилем Басаевым волну террора, Москва назначила цену за его голову и не признает в качестве возможного участника переговорного процесса. 'По мере того как развивалась военные действия отношения между Масхадовым и Басаевым менялись. Одно время они были близки, но, думаю, сегодня их пути полностью разошлись', - говорит Политковская, написавшая о Чечне две книги и бесчисленное множество неоднократно удостаивавшихся наград статей. Ее усилия - подтверждение тому, что журналистика свою войну в Чечне не проиграла.

'Переживший войну чеченский народ находится в таком отчаянии, что не знает, кому верить и опасается как российских военных, так и сепаратистов', - объясняет она. Для многих из жителей чеченской республики Анна Политковская стала настоящим ангелом-хранителем, посланницей мира, превратившей чеченский конфликт в свою личную борьбу. 'Расправы без суда и следствия сегодня в Чечне распространены также как и прежде', - с вызовом утверждает Политковская. Как она смогла убедиться на месте, 'похищения людей, преступления с отягчающими вину обстоятельствами и несоблюдения принципа презумпции невиновности' оказываются в порядке вещей. 'За последние пять лет жертвами насилия становились как те, кто воевал на стороне сопротивления, так и те, кто не принимал в нем участия. Как симпатизирующее русским население, так и подростки, совсем недавно вступившие в какой-нибудь 'джамаад' или другую исламистскую организацию. Как матери с грудными детьми, так и старики, например, правозащитница Зора Бенидиева, расстрелянная в прошлом году'.

Политковская не уверена, что чеченский терроризм и террористы из Аль-Каиды пересекаются, хотя в Кремле и утверждают обратное. 'Я до сих пор не знаю, что из себя представляет Аль-Каида, кроме того, что о ней говорят Буш или Путин. Она кажется мне идеологическим мифом, специально созданным для запугивания людей и проведения вполне определенной международной политики', - поясняет журналистка.

Гораздо больше, чем в очевидное присутствие среди чеченских боевиков арабских наемников, российская журналистка верит в то, что конфликт зашел в тупик из-за сомнительных интересов некоторых российских военных, объединившихся с бандитами, заинтересованными в 'сохранении хаоса', благодаря которому можно наживаться на 'нелегальной добыче и переброске нефти или нежелезистых металлов', в изобилии встречающихся в Чечне. Кроме того, отсутствие в республике действующего банковского сектора позволяет 'ввозить и вывозить наличные деньги' не только военным, но и федеральным чиновникам, отвечающим за распределение выделяемых на реконструкцию средств. 'Деньги исчезает словно просачивающаяся в песок вода. Чиновники наживаются, отходят от дел, на их место приходят другие, которые также обогащаются'.

Политковская утверждает, что администрация президента пытается закрыть ее газете доступ к рекламе своих материалов. Прогноз журналистки относительно эволюции свободы прессы в России выглядит пессимистично: 'Достаточно лишь сказать, что нашу с Вами беседу не смог бы передать ни один из каналов российского телевидения. Только какая-нибудь из радиостанций или какая-нибудь из газет'.

Политковская не раздумывая называет недавно объявленную Владимиром Путиным федеральную реформу с назначением вместо избрания губернаторов областей - 'конституционным государственным переворотом'. 'Мне кажется, что ничего хорошего из этого не получится, потому как он не сможет найти такое количество контролируемых людей', - предполагает Политковская. После чего добавляет: 'Для России очень опасно, когда ее лидер не знает, что делать и сам боится своей страны. В принципе, это фашизм. Мы идем к фашизму'.

Анна Политковская была удостоена специальной премии газеты "EL MUNDO"

------------------------------------------------------

Архив ИноСМИ.Ru

Анна Политковская: За что я не люблю Путина ("The Independent", Великобритания)

Анна Политковская: Репортажи с дикой войны ("The Guardian", Великобритания)

Анна Политковская: Отравленные Путиным ("The Guardian", Великобритания)

Анна Политковская: Я выжила просто чудом ("RTL Radio France", Франция)

Анна Политковская 'Уголок ада' (Книги о России)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.