Тарту, Эстония. 20 октября 'ЮПИ'. Стремление сократить численность субъектов Российской Федерации возможно и облегчит федеральному центру задачу по повышению управляемости страной, но при этом практически неизбежно приведет к снижению уровня жизни населения в менее крупных субъектах, которые планируется объединить для создания более крупных, что вызовет административный хаос и неразбериху по крайней мере в нескольких отдельно взятых из ныне укрупненных регионов.

Такое мнение высказывает Наталья Зубаревич, руководитель региональных программ Независимого института социальной политики. В материале, опубликованном на сайте Фонда 'Либеральная миссия' (liberal.ru), она рассматривает последствия планов президента Владимира Путина по сокращению числа субъектов Федерации, в которые входит ликвидация в ближайшие несколько лет по крайней мере нескольких автономных регионов.

Как отмечает Н. Зубаревич, предлагаемая реформа представляет собой стремление преодолеть внутреннее противоречие, заложенное в Конституции Российской Федерации. С одной стороны, согласно основному закону страны все девять автономных округов являются независимыми субъектами Федерации. Однако, с другой стороны, административно они входят в состав более крупных административных единиц - областей и краев. Единственным исключением в данной схеме является Чукотка, которая благодаря решению Конституционного суда РФ, принятому в 1993 г., благополучно оформила 'развод' с Магаданской областью.

Н. Зубаревич считает, что существует своя железная логика в том, что планируется ликвидация автономных округов. В настоящий момент имеются конкретные планы относительно объединения Коми-Пермяцкого автономного округа с Пермской областью в декабре 2005 года. Ведутся также дискуссии по поводу объединения Усть-Ордынского Бурятского автономного округа с Иркутской областью.

Однако, проанализировав все девять возможных случаев объединения, Н. Зубаревич приходит к выводу о том, что необходимо очень медленно и осторожно проводить этот процесс, а возможно и вовсе его приостановить. Прежде всего, отмечает исследователь, существует огромное многообразие среди вариантов объединения, и пытаться создать единую жесткую схему означало бы загнать их в прокрустово ложе, от чего в результате пострадают все.

Большинство этих регионов имеют малочисленное население, и они являются бедными, живя в основном на дотации из федерального бюджета. Имеются среди них и исключения - в Ханты-Мансийском автономном округе, к примеру, проживает 1,5 млн. жителей, а в Ямало-Ненецком - 530 тыс.

Более важным является то, что ВВП Ханты-Мансийского АО в девять раз больше, чем в Тюменской области, с которой его могут объединить. В том случае, утверждает автор статьи, если подобное объединение произойдет, это будет случай, когда 'слабый будет управлять сильным', со всеми вытекающими их этого проблемами.

Но даже при том, что экономические результаты потенциально могут быть очень серьезными, социально-политические последствия подобного подхода к вопросу об объединении административных образований может оказаться еще более пагубными. За исключением нефтедобывающих Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского АО, в сфере поддержания нормального жизненного уровня населения эти регионы зависят от дотаций из государственного бюджета

Существующая система далеко не совершенна, как выяснилось в ходе дискуссий, развернувшихся вокруг объединения Усть-Ордынского Бурятского автономного округа с Иркутской областью. В настоящее время Усть-Ордынский Бурятский АО имеет доходы бюджета в 1,8 раз на душу населения выше, чем Иркутская область. Причина кроется в 'несовершенной системе федеральной помощи'. Подобное положение, по мнению автора статьи, следует тщательно проанализировать и скорректировать.

Одной из движущих сил, стоящих за идеей об объединении этих регионов, по мнению г-жи Зубаревич, является отмена системы федеральных трансфертов. В том случае, если они будут объединены, считает Н. Зубаревич, федеральный центр снизит или вовсе ликвидирует их дотирование из госбюджета. Это незаслуженно возложит на сильные области новое бремя - бремя, которое, по крайней мере, некоторые из них не захотят нести. В этом случае уровень жизни населения, ранее проживавшего в автономных округах, неизбежно снизится.

Подобное резкое ухудшение материального положения населения, по мнению г-жи Зубаревич, приведет к обострению социальной обстановки, особенно в тот момент, когда наиболее пострадавшие от поспешного объединения народы осознают, что в значительной степени потеряли возможность защищать свое этническое и национальное наследие.

Однако ситуация будет далеко не безоблачной и для руководителей укрупненных административных образований, пишет далее г-жа Зубаревич. Региональное руководство будет не только вынуждено находить дополнительные средства для своих 'новых' граждан, но оно также столкнется с проблемой отсутствия необходимой инфраструктуры для эффективного управления вновь образованными территориальными объединениями.

Далее г-жа Зубаревич пишет следующее: 'Даже в Европейской части страны между областями зачастую нет 'нормальных дорог', а при возросших расстояниях и плохих коммуникациях придется, видимо, управлять, облетая [свою] территорию на вертолете'.

Все вышесказанное, по мнению г-жи Зубаревич, совершенно не означает, что не должно быть вовсе сделано попыток укрупнить мелкие административные единицы. Однако она настаивает на том, что процесс должен проходить на основе индивидуального изучения каждого отдельного случая планируемого объединения и обязательно с участием проживающего на объединяемых территориях населения.

При нынешнем подходе, заключает автор статьи, подобные принципы не соблюдаются. Предоставив федеральному центру возможность покончить с системой государственных дотаций автономным областям, предложив регионам более эффективно вести хозяйство, и представив весь происходящий процесс в качестве победы идеологии государственного подхода, Москва одерживает в этом вопросе большую победу.

Но при организованном подобным образом процессе укрупнения регионов имеется одна группа, чей коллективный интерес практически полностью забыт. Речь идет о людях, проживающих на территории укрупняемых округов и областей, которые на себе будут испытывать все последствия реализуемой подобным образом административной реформы. Сейчас их интересы и обеспокоенность властями не принимаются во внимание, заключает автор, но возможно в будущем они найдут другие пути для того, чтобы заставить услышать о своих интересах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.