Октябрьский праздник пива в гипермаркете, кредитные карточки вместо черного рынка: многие гости Москвы не верят своим глазам, - настолько разительно быстро скучная советская метрополия превратилась в бурно развивающуюся мировую столицу.

Москва. 'Привезти какие-нибудь продукты из Германии? Сладости или сыр?' В вопросе звучала озабоченность, почти что страх. Москва, видимо, не произвела на моих родителей впечатления беззаботности. Тогда, в 1987 г., в серые советские времена. После той поездки, организованной 'Интерфлюгом' и 'Интуристом', мои родители 16 лет ни разу не ступали на российскую землю. Не взирая на то, что я рассказывал, когда приезжал к ним в отпуск, в глубине души они были уверены, что я каждый день часами простаиваю в очереди за хлебом, с опаской меняю свои рубли на валюту у спекулянтов и от страха перед уличными грабителями пробираюсь по улицам в полусогнутом состоянии.

'А там, вообще-то, безопасно?', - всегда был первый вопрос, когда я приглашал родителей в Москву. Однако, капля за каплей - вода и камень точит - мне все же удалось убедить их подняться в самолет, вылетавший в восточном направлении. Самолет, разумеется, немецкий, потому что в российский они не сели бы ни за что.

'Изъяны' на образе России

Уже дорога из аэропорта Шереметьево в город сразу же обнаружила изъяны в представлениях моих родителей о России. Три противотанковых заграждения, высотой с дом, на Ленинградском шоссе, военный памятник, стоящий на том месте, где в 1941 г. немецкие войска были остановлены, они знали из путеводителя.

Но вид огромных торговых центров 'ИКЕА' и 'Ашан', возвышающихся сразу же за ним, вызвал у них первое удивление. Еще хуже было после первой бензозаправочной станции. Мои родители еще хорошо помнили бесконечные очереди из покосившихся Волг и Лад перед бензоколонками. Здесь же к нам сразу подскочил заправщик, взяв на изготовку бензозаправочный 'пистолет'. И пока он заправлял нас бензином марки 'супер' по 50 евроцентов за литр, мы приобрели в магазине тут же на заправке западный шоколад и напиток 'Cola', оплатив все по кредитной карточке.

Администраторы против посторонних дам

Один шок следовал за другим: вечером перед рестораном не было очереди, как когда-то, и в наличии было все, что стояло в меню. В гостинице от администраторов на этажах, круглосуточно следивших недремлющим оком за тем, чтобы в номере находились только зарегистрированные постояльцы, и ни одна посторонняя душа женского пола не могла туда пробраться, не осталось и следа.

Наряду с контролем этажные охранницы были ответственны и за телесное благополучие постояльцев. У них можно было получить, например, туалетную бумагу, конечно же, не целый рулон, а строго отсчитанные листы. В этот же раз запасной рулон бумаги лежал прямо в ванной комнате, оборудованной по западным стандартам.

Второй день принес еще более острые ощущения. Он начался не с гречневой каши и сосисок, а с разнообразного завтрака, включая свежий сок и икру. Если раньше в центре можно было встретить разве что пару коммунистических лозунгов неизменно серого цвета, то теперь за рекламными щитами даже домов не было видно.

Езда на автомобиле больше не напоминает массаж: выбоины, когда-то такие огромные, что в них можно было разводить карпов, исчезли. И хотя на дорогах все еще много Лад и Волг, но столько шикарных западных лимузинов увидеть одновременно, сколько в Москве, моим родителям не удавалось нигде в их многочисленных поездках по всему миру. Причем, создается впечатление, что в отличие от Запада, в Москве все шикарные машины имеют 'встроенное' право преимущественного проезда.

120 км/час по городу

'А вот правила дорожного движения все те же, точнее говоря, их также мало соблюдают, как и тогда', - заметил мой отец. Уже от одного вида стрелки спидометра, показывавшей в городе 120 км/час он пришел в ужас. 'Здесь полная свобода', - возражаю я. 'А ты не можешь ехать, как дома?', - умоляет меня мать, когда мне удалось, едва разойдясь, обогнать машину справа. 'Когда ты гость, то нужно приспосабливаться к местным обычаям', - парирую я.

Следующий шок последовал во время похода за покупками. Раньше во многих магазинах, еще не войдя, вы могли в буквальном смысле разнюхать, какие залежалые продукты и как долго находятся на мясных и рыбных прилавках. Если имелось что-то съедобное, то сначала нужно было у продавца получить квитанцию, затем пойти в кассу и получить чек и уже потом по этому чеку получить продукт, - и все это, видимо для того, чтобы вместо одной отстоять сразу три очереди.

Октябрьский праздник пива в гипермаркете

Сегодня моих родителей в гипермаркете, то есть в большом торговом центре, встречает музыка группы Modern Talking, пахнет яблоками и немного ананасами, полки переполнены товарами. Начиная от пива с Октябрьского пивного праздника, фондю из швейцарского сыра и кончая немецкими желатиновыми мишками, - можно найти все что хочешь. Но хорошо, что мои родители еще не запомнили курс рубля, иначе бы ценники вызвали у них еще один шок: цена на западные товары зачастую самым бесстыжим образом завышается.

Родители говорят, что при таком изобилии продуктов трудно сориентироваться. 'Но я сам почти не хожу за покупками, потому что заказываю продукты по интернету, и мне их доставляют на дом', - возражаю я. Каждый новый день дает моим родителям, много поездившим по свету и ничему уже не удивляющимся, повод, чтобы прийти в изумление, будь-то великолепные бутики в торговых пассажах в центре, ухоженные парки или круглосуточно работающие магазины,

Контрастная программа на таможне

Через три дня они сдаются: 'У тебя здесь лучше, чем у нас'. 'Но ведь я показываю вам пока только хорошую сторону жизни, - отвечаю я, - хотите контрастную программу? Посетить таможню, милицию, или какое-нибудь ведомство? Или пройтись вокруг вокзалов?' Уже в 50 километрах от Москвы жива еще старая Россия, которую они наблюдали 16 лет назад, - сообщаю я родителям. Но их уже трудно разубедить.

Мы поменялись ролями. Перед каждой поездкой в отпуск теперь уже я спрашиваю: 'Привезти вам что-нибудь?' И еду с полными чемоданами 'гуманитарной помощи' для Германии - с икрой, водкой и дисками с классической музыкой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.