Прошел год с того времени, как был арестован самый состоятельный олигарх. Экономический ущерб от этого растет параллельно с растущей склонностью Кремля обращаться к своей старой, уверовавшей в государство манере поведения.

Арест Михаила Ходорковского и грозящий коллапс его нефтяного концерна ЮКОС были встречены в Европе и в США с тревогой. Однако пока мало признаков того, что озабоченность Запада может заставить президента Путина изменить курс. Но, возможно, его обеспокоит исчезающая популярность в своей собственной стране.

Уже можно говорить о последствиях, наступивших для России и для ее инвесторов. Согласно некоторым оценкам, убытки исчисляются двухзначной цифрой в миллиардах. Какой инвестор захочет инвестировать в экономику, если в ней в будущем придется опасаться такого же вмешательства со стороны государства? И когда оказывается, что Путин не учитывает риски, которые он порождает.

Защитник Ходорковского Юрий Шмидт указывает на то, что у российских политиков есть давняя традиция ставить свои личные интересы выше благополучия страны.

Реакция Путина на трагедию в Беслане, отмена прямых выборов губернаторов и депутатов Думы является очередным отказом России от попыток идти путем развития демократии с действительно представительным правительством. Настроение, хотя Джордж Буш (George W. Bush) и старается сохранить добрые отношения с Путиным, ухудшается. Недавно из Государственного департамента США прозвучало самое жесткое за все время заявление относительно дела Ходорковского. В нем подчеркивалось, что говорить о чем-либо хорошем, что касается прав человека в России, в связи с этим делом не приходится.

Правильно, когда западные страны придают особую значимость своей озабоченности по поводу мер Путина, направленных на то, чтобы повернуть время вспять. Если он обратит внимание на это, то сделает одолжение всем, включая российский народ, а, прежде всего, самому себе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.