Сегодня, оглядываясь на 15 лет назад, когда Европу и мир потрясла волна революций, мы можем порадоваться достигнутому - свободе, демократии и преодолению сорокалетнего раскола Европы. Но нам следует учесть и возможности, упущенные после мирного окончания Холодной войны.

В принципе, конец Холодной войны наступил благодаря революции, происходившей в СССР. Но демократическая политика гласности и перестройки, которую я развернул в середине 1980х гг., не возникла на пустом месте. Она выросла из реформ, осуществленных Никитой Хрущевым в пятидесятые и шестидесятые, и из дальнейших реформ Алексея Косыгина.

Сегодня многие считают, что подобные попытки 'обновления' социалистического строя - чтобы он реально 'заработал' на благо людей - были с самого начала обречены на провал. Однако на самом деле эти ранние реформы осуществить было даже труднее, чем те, что я инициировал в восьмидесятых и девяностых. Когда я занимал пост президента, нашей задачей было создание демократической атмосферы, но это стало возможно только потому, что в обществе уже не властвовал страх.

Мы также пытались обуздать гонку вооружений и урегулировать другие конфликтные вопросы между Востоком и Западом. Однако Берлинская стена по-прежнему высилась в самом сердце Европы как символ раскола. В июле 1989 г., обсуждая это с канцлером Гельмутом Колем, мы сочли, что время покончить с разделом Германии еще не пришло. Мы согласились, что вопрос о демонтаже стены скорее всего встанет на повестку дня уже в 21 веке.

Конечно, немецкий народ принял другое решение: настояв на разрушении стены, он взял историю в свои руки. Вскоре его примеру последовали другие страны Центральной и Восточной Европы, сломав собственные барьеры на пути свободы.

Я не вмешивался, потому что был убежден: я не смогу открыть нашу страну, диктуя свою волю другим, и каждая страна должна сама нести ответственность за собственную политику.

Так что падение Берлинской стены менее пяти лет спустя стало следствием этих идей. Я видел свою задачу в том, чтобы обеспечить мирный переход Центральной и Восточной Европы к полному суверенитету при минимальном вмешательстве советской стороны. К удивлению и восторгу всего мира, перемены действительно почти везде прошли мирно.

Но, может быть, в результате окончания Холодной войны мир просто стал более опасным местом, где свирепствует терроризм, отсутствует безопасность, определенность, растет имущественное неравенство? В ответ хочу напомнить, какие ужасы несла с собой Холодная война. Угроза ядерного Армагеддона была вполне реальной, а на гонку вооружений было израсходовано 3 триллиона долларов, которые можно было бы использовать для помощи бедным во всем мире.

Новый мировой порядок

С другой стороны, возможность создать более безопасный мир после Холодной войны была упущена. В восьмидесятых, когда конфронтация между социализмом и капитализмом завершилась, появился шанс на установление 'нового мирового порядка'. Однако в связи с распадом СССР создать этот новый порядок путем переговоров стало невозможно. В результате последующий 'спурт' глобализации никто не направлял - а значит, отсутствовали и инструменты для внедрения нового мышления на благо всего мира.

Конечно, основную ответственность за распад СССР несем мы, россияне, но определенная доля вины за это лежит и на Америке. Когда наступило время перемен, Россия, вместо того, чтобы идти по пути медленной демократизации, в одно мгновение заменила дискредитированную коммунистическую модель гарвардским 'чертежом', также непригодным для страны. В конечном итоге, этот план 'уложил ее на лопатки'.

Речь, конечно, не идет об организованным американцами заговоре, но распад Советского Союза устраивал США. Америка считала себя победительницей в Холодной войне, а победитель, судя по всему, и устанавливает правила игры. Это доказывает война в Ираке: возникает новая американская империя. Победители в Холодной войне сегодня хотят, чтобы другие страны примирились с их самоуверенной философией.

Вредная политика унилатерализма

К сожалению, подобное 'старое мышление' порождает больше кризисов, чем оно способно урегулировать. На деле политика односторонних действий просто не может привести к успеху в условиях глобализованного мира, все больше определяемого общими заботами, а не национальными интересами.

Поэтому через 15 лет после падения Берлинской стены мир более чем когда-либо нуждается в 'новом мышлении'. Нам нужен новый мировой порядок, от которого выиграют все, глобальное гражданское общество, которое поможет бороться с терроризмом. Мы знаем, что одни бомбы и спецоперации не обеспечат нам безопасность: необходимо бороться с бедностью, порождающей терроризм.

Это задача не из легких. Напротив, как и в 1989 г., нам остро необходимы перемены и ответственные лидеры.

Михаил Горбачев, бывший президент СССР, сегодня занимает пост президента московского Горбачев-фонда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.