Неожиданный поворот в приватизации энергетической промышленности: Кремль призывает западные компании. Особенно американские, в обмен на признание прав, полученных при Саддаме Хусейне в Ираке. Но он не отказывается от государственного контроля над главным российским ресурсом. С помощью гиганта, который займет второе место в мире лишь после саудовской компании Aramko.

Владимиру Путину еще раз удалось всех удивить. И страх крупных зарубежных нефтяных компаний, кажется, исчез. Хотя история с ЮКОСом еще находится в подвешенном состоянии, хотя самый богатый человек в стране, который сохраняет за собой самые крупные запасы сырья, Михаил Ходорковский, до сих пор сидит в тюрьме и его колосс рискует быть проданным с молотка, Кремль сделал очень продуманный шаг, единственный, который может убедить иностранных инвесторов: объявил о скорой свободной торговле акциями государственного колосса "Газпром".

Нескольких дней было достаточно для перемены положения: "Total" решила сделать первую прямую инвестицию в России, и деятельность крупных международных нефтяных и газовых компаний стала более активной. В первых рядах - американские колоссы "Conoco-Philips" и "Chevron-Texaco". Все это произошло не только по политическим причинам: Кремль решился на поворот после того, как получил от Вашингтона очень интересную компенсацию. В обмен на предоставление больших возможностей крупным многонациональным американским компаниям, Москва получила признание законности значительной части концессий, полученных Россией в Ираке во времена Саддама Хусейна.

Россия, самый крупный в мире хранитель энергетических источников, укрепляет свое стратегическое положение в секторе, который создает большие проблемы для мировой экономики. И который, если нефтяной кризис ускорится, станет определяющим. Огромные ресурсы нефти и газа в самой большой стране мира, в тот момент, когда самым важным нефтяным бассейнам Земли грозят природные катаклизмы и военные конфликты, могут стать основным ресурсом для Запада.

В советское время объем российских нефтяных запасов был одним из самых охраняемых секретов, и даже сегодня никто не может определить их примерное количество. Газета "Financial Times" утверждает, что западные эксперты и аналитики уже сошлись во мнении, что запасов как минимум втрое больше, чем установлено на сегодняшний день. Другими словами, по данным их исследований, нефтяные запасы России составляют не 60 миллиардов баррелей, как давно утверждают московские власти, а 180 миллиардов (один баррель равен 158,97 литрам). Если эти цифры верны, российские запасы стоят на втором месте после запасов Саудовской Аравии, даже если, по мнению других экспертов, речь в любом случае идет лишь о примерных оценках.

До сих пор расчеты были достаточно осторожны из-за высокой цены на добычу российских месторождений. В любом случае, пока цена на нефть будет держаться на нынешней (или более высокой) отметке, их ценность будет увеличиваться пропорционально. Сибирь - огромный континент, который покоится на нефти и газе. Из-за сурового климата и особенностей почвы (обледенелой зимой и превращающейся в огромное болото в течении нескольких "жарких" месяцев), еще не существует подходящих технологий для эффективной эксплуатации.

Официальная стоимость добычи, та, что использовалась Министерством экономики при разработке государственного бюджета, в 2002 году составляла 6 долларов за баррель. На самом деле она меняется в зависимости от зоны и от месторождений: от 3-4 долларов в самых оборудованных нефтяных зонах (например, там, где работает ЮКОС) и более 12 долларов на старых месторождениях. Кроме того, стоимость добычи в России зависит от высоких тарифов на транспортировку сырья, вызванных тяжелым климатом и огромными расстояниями. Диаметрально противоположная ситуация - на Ближнем Востоке, где цена на добычу очень низкая и где не существует проблем с транспортировкой. Даже если цена барреля на международных рынках упадет до 10 долларов, Саудовская Аравия продолжит получать прибыль, тогда как для России, чья экономика держится на экспорте энергетических продуктов, это станет катастрофой.

Помимо относительно высокой стоимости производства, есть и другой фактор, который до сих пор уменьшал конкурентоспособность российской нефти: качество. Российская нефть, тяжелая, вязкая, с высоким содержанием серы, принадлежит к типу Urals. Это - продукт менее ценный, чем легкое сырье типа нигерийского, которое пользуется особым спросом в США. За последние недели разница в цене между двумя типами на международных рынках выросла с 2 долларов за баррель до 5. И разница продолжает расти. По этой причине, сегодняшний рывок вперед мировых цен, который интересует в первую очередь Brent, не принесет России большой выручки.

Но российские производители, кажется, этим не озабочены. Они убеждены в том, что смогут быть конкурентоспособными, улучшив качество продукта более усиленной перегонкой. Кроме того, крупные компании возлагают надежды на Европу, где российская нефть широко представлена на рынке. И их не очень заботит конкуренция саудовской и иранской нефти, которая хотя и обладает аналогичным качеством, но предлагается по более выгодным ценам ввиду меньших затрат на производство.

Единственное препятствие для окончательного взлета российского энергетического сектора, основополагающего даже для правительства Путина, это хаотичная ситуация, в которой находится "Большая Восьмерка", то есть самые крупные российские компании этого сектора. Там идут слияния, создаются союзы, происходят поглощения, смена собственников - и все это на тяжелом фоне ситуации с колоссом ЮКОСом.

Неожиданное судебное наступление против компании Ходорковского породило страх, неудобство и большую неуверенность на российском и международном нефтяных рынках. Союз ЮКОСа и "Сибнефти", в момент, когда он должен был, наконец, состояться, закончился разводом, который оставил после себя много последствий. Незадачливый ЮКОС в любой момент может быть продан с молотка. Слияние российского производства компании "British Petroleum" (BP работает на Сахалине) и ТНК, уже решенный и благословленный Путиным и Тони Блэром в прошлом июне во время их встречи в Лондоне, было приостановлено.

Все это убедило многие компании, собиравшиеся инвестировать в Россию, взять время на размышление. А потом - неожиданное ускорение. Французская "Тотал" объявила о своем решении потратить 1 миллиард долларов на покупку малой российской нефтяной компании "Новатек", более известной как производитель метана. Потом пришла очередь американской "Conoco-Philips", шестой нефтяной группы в мире, которая инвестировала 2 миллиарда долларов в покупку 7,59% акций гиганта ЛУКойл. Исход аукциона, совершенно формального, был предопределен с того момента, когда в прошлом июле Путин лично встретился с руководством компании. Американская группа, которая рассчитывает вскоре увеличить свою долю до 20%, не претендует на обладание контрольным пакетом: она ограничивается правом вето в совете директоров ЛУКойла. "Известия" определили это приобретение, как "самую большую приватизацию в истории России".

По следам "Total" и "Conoco-Philips" идет австралийская BHP Billiton, одна из крупнейших мировых групп, занимающихся нефтедобычей, которая объявила о своей готовности инвестировать в Россию. Пока она не уточнила объект своего интереса, но эксперты не исключают, что для BHP зарезервировали "Юганскнефтегаз", главное дочернее предприятие ЮКОСа. "Юганскнефтегаз" стоит, по предварительным расчетам, 17 миллиардов долларов, для российских нефтяных групп это - слишком огромная цена.

Перемены во мнении крупнейших международных нефтяных компаний, несмотря на их большой негативный опыт прошлого, приписываются новой политике Кремля по отношению к нефтяной промышленности. Всего несколько лет назад присутствие иностранного капитала в этом секторе считалось нежелательным. Например, в феврале 2003 года правительство, уступив натиску Думы, несогласной с "распродажей национальных природных богатств", не допустило к важному конкурсу китайскую национальную нефтяную компанию (KNNK), стоящую на седьмом месте в мире и имеющую капитализацию в 36 миллиардов долларов. Сегодня KNNK и Китай в целом неожиданно превратились в привилегированных клиентов. Рядом с ЮКОСом, который в прошлом году был эксклюзивным российским поставщиком в Китай (6,5 миллионов тонн сырья было намечено поставить в этом году, 3,8 миллионов из которых предназначены KNNK), теперь встает ЛУКойл, который "изучает различные типы сотрудничества с Китаем".

Скоро начнется строительство нефтепровода между Казахстаном и Китаем, который покроет расстояние в 988 километров и позволит экспортировать 30 миллионов тонн в год. По мнению российского министра энергетики Виктора Христенко, прозвучавшему в сентябре, "было достигнуто соглашение по значительному увеличению поставок российской нефти в Китай: до 10 миллионов тонн в 2005 и до 15 миллионов в 2006 году".

Но неожиданное открытие рынка Кремлем не означает, что российское правительство отказалось от намерения максимально усилить присутствие государства в данном секторе. Не имея возможности запретить доступ международным компаниям, но твердо намереваясь не повторить ошибки ельцинской эпохи, российские власти собираются создать национальную нефтяную компанию, которая будет производить 3,5 миллиона баррелей сырой нефти в день.

Новая супергруппа, которая будет опираться на деятельность двух государственных гигантов (Газпром и Роснефть), на лучшие залежи ЮКОСа и на несколько других компаний, будет второй группой в мире по производственным возможностям. Впереди будет лишь саудовская "Saudi Aramco". Естественно, контрольный пакет нового "монстра" (капитал 140 миллиардов долларов) будет принадлежать государству.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.