ЭНИ будет играть роль в российской приватизации в энергетическом секторе. Слово Джанфранко Фини, заместителя председателя Совета министров, который по случаю своего визита в Москву бросил намек по поводу предстоящего входа итальянской группы на российский рынок. Но этого намека хватило, чтобы поднять вереницу спекуляций, которые вынудили Витторио Минкато дать опровержение: 'Никаких переговоров с ЮКОСом не существует', - говорит главный управляющий ЭНИ. Потому что настоящий интерес группы относится к 'Газпрому', в рамках того, что кажется ренационализацией всей энергетической промышленности России.

Итальянцы пока поглядывают из окна

Минкато разъяснил это уже на последнем собрании акционеров ЭНИ в начале лета: если группа использует часть своих денег для операций по выкупу собственных акций вместо выплаты дивидендов - сказал он, оправдывая присутствие в портфеле корпорации пятипроцентной квоты своего акционерного капитала - она делает это потому, что в один прекрасный день эти акции могут послужить для роста компании. Никакого конкретного плана пока нет, поспешил он заверить, но слияния 'Эксон-Мобил' и 'Бритиш Петролеум-Тотал' родились именно так, увеличением капитала и обменом акциями. В связи с чем лучше держать их наготове: потому что 'наша компания еще слишком мала и для того, чтобы равняться с крупными международными операторами, она должна вырасти'.

Эта концепция была повторена недавно в интервью 'Financial Times', в котором главный управляющий заявил, что ЭНИ займется большим приобретением, когда упадут цены на нефть - с целью удвоить капитализацию группы (сегодня она составляет примерно 71 миллиард) в течение нескольких лет. Эта стратегия находит свое объяснение в свете больших маневров, происходящих в 3 тысячах километров отсюда, в тени Кремля.

Москва открывает двери собаке с шестью лапами

(собака.с шестью лапами - эмблема корпорации ЭНИ - прим.пер.)

Своим неожиданным объявлением о слиянии 'Газпрома' и 'Роснефти' Москва пожелала проложить дорогу будущему вступлению итальянских друзей в число акционеров крупнейшей российской энергетической группы. Операция не столько отвечала промышленной логике, сколько была задумана как шедевр финансовой инженерии, который позволит людям Владимира Путина получить обратно контроль над самым большим в мире производителем природного газа (колоссом, который дает 8% российского ВВП, обеспечивает пятую часть экспорта и 20% налоговых поступлений, при почти 7 миллиардах долларов чистой прибыли, ожидаемых в 2004 году) и одновременно пополнить кассу путем продажи миноритарного участия иностранным инвесторам. И среди них на первом месте - итальянские партнеры с их 50-процентным участием в СП с 'Газпромом', которое управляет 'Голубым потоком', газопроводом, проложенным по дну Черного моря и переправляющим сибирский газ в Турцию. Помимо всего прочего, по крайней мере, со времен руководства Гросса-Пьетро и Бернабе, в группе 'Собаки с шестью ногами' размышляют о гипотезе вхождения в капитал 'Газпрома'; потом был кризис рубля и план заморозили. Путем инкорпорации 'Роснефти', нефтяной компании средних размеров полностью с государственным участием, правительство России сможет увеличить свою квоту в 'Газпроме' с нынешних 38% до почти 50%. Путем дальнейшего слияния с 'Зарубежнефтью', еще одной государственной компанией, имеющей интересы в Ираке, государственная доля в новом 'Газпроме' достигнет абсолютного большинства. После чего - и Путин уже об этом объявил - ограничения, которые сегодня не дают 'нерезидентам' покупать акции компании прямо на российском рынке, будут сняты. Таким образом, иностранные инвесторы не должны будут больше удовлетворяться лишь 'американскими депозитарными расписками', котируемыми в Лондоне по ценам, в десять раз превышающим цены в Москве: ценными бумагами, соответствующими 10% капитала, наполовину находящимися в руках немцев из 'Рургаза', а в остальном депонированными на счетах в 'Bank of New York'. Они смогут продвинуться до 49% капитала нового газового и нефтяного гиганта, оплатив Кремлю входной билет, который по текущим котировкам должен соответствовать где-то 25 миллиардам долларов.

На аукционе за 4 миллиарда активы ЮКОСа

Конгломерат, который родится в результате слияния, 'Газпромнефть', будет представлять собой некий интегрированный энергетический полюс: государственный суперхолдинг, предназначенный для поглощения других нефтяных и энергетических компаний. Таких, как 'Юганскнефтегаз', дочернее предприятие ЮКОСа, у которого имеются самые ценные активы и которая закончит свой путь на аукционе для того, чтобы заплатить налоговые недоимки в рамках политического спора, из-за которого уже полтора года находится под арестом его главный акционер Михаил Ходорковский.

Заместитель министра экономического развития Андрей Шаронов уже пояснил, что 'одна компания, связанная с 'Газпромом'', примет участие в гонке. И нет сомнений в том, что в конце концов она и окажется победителем. Стартовая аукционная цена, установленная Кремлем, - 4 миллиарда долларов - не достигает даже четверти стоимости этой 'дочки' ЮКОСа по оценке Dresdner Kleinwort Wasserstein. Но является очевидным, что тем самым Путин хочет свести к нолю старую кражу, которую он никогда не проглотил: ту, которая в 1996 году позволила Ходорковскому утащить за копейки огромные месторождения самого богатого нефтью региона Европы, Ханты-Мансийской автономной республики (так в тексте - прим.пер.). Безлюдная зона размером с Францию и числом жителей, как в Милане, но с подземными запасами нефти в 20 миллиардов баррелей и годовым производством, превышающим производство всего Кувейта, 210 миллионов тонн - 60% всей российской добычи.

В прицеле - и электричество тоже

Но на этом дело не кончается, потому что новый суперхолдинг может быть использован для достижения результата и в другой, только начавшейся игре - игре по либерализации электрического рынка. В течение следующих двух лет монополия РАО 'ЕЭС' должна быть разрушена путем создания раздельных компаний по производству и поставкам электрической энергии на региональном уровне. Такая реорганизация, если ею руководить сверху с помощью подходящих 'административных ресурсов' (эвфемизм, обозначающий нацеленное использование суда и налоговой инспекции) мог бы дать возможность Путину избавиться еще от одного нежелательного олигарха, отца приватизации Анатолия Чубайса, который сегодня командует РАО 'ЕЭС', явно изменив природу контроля за электрической монополией. Например, путем перевода стратегических сфер деятельности российской ЭНЕЛ (государственная электрическая корпорация Италии - Н.М.) в 'Газпром', который уже является акционером РАО ЕЭС с 10% капитала и, кроме того, имеет контролирующую долю в компании 'Мосэнерго', бывшей муниципальной компании Москвы.

Силовики на службе Кремля

Новый Супергазпром, который кое-кто уже назвал 'Кремлевской газо-нефте-энергетической корпорацией', готовится возвратить весь сектор стратегических ресурсов под контроль государства, как это было до 1992 года, перед приватизацией. 'Сырье является основой для того, чтобы Россия стала за короткий период экономической сверхдержавой', писал Путин в 1997 году в докторской диссертации по планированию экономической стратегии, защищавшейся в Санкт-Петербургском университете, 'но для этой цели необходимо, чтобы сильное государство регулировало рынок'.

После укрепления вертикали власти в политической сфере - путем сокращения федерализма, нейтрализации СМИ и борьбы с олигархами - Кремль пытается вернуть себе промышленность, которая контролирует природные богатства страны.

Наступление началось давно путем прогрессивной 'милитаризации' компаний с государственным участием и вхождением в советы директоров 'силовиков', людей из силовых министерств (МВД, Минобороны, МЧС и спецслужб), многие из которых были в прошлом коллегами бывшего полковника КГБ Путина. Дмитрию Медведеву, главе Администрации Кремля, досталась должность президента 'Газпрома', его заму Игорю Сечину - руководство 'Роснефтью', в то время как Владиславу Суркову - самое важное кресло в совете директоров 'Транснефти', группы, имеющей монополию на нефтепроводы и решающей, сколько нефти каждая компания может экспортировать. Все трое - бывшие офицеры, не имеющие управленческого опыта, и все назначены с задачей наблюдать за руководством компаний. Также потому, что от энергетических и добывающих компаний, являющихся драгоценностью страны, правительство ждет самой большой поддержки своей экономической политики в следующие годы. Цель - удвоить ВВП к 2012 году. Вызов, который многие наблюдатели считают бесперспективным, но который дает возможность предсказать, что 'Газпромнефть' - как отмечают аналитики 'Альфа-Банка' - в будущем должен будет, прежде всего, удовлетворять интересы федерального бюджета (через налоговые рычаги), а не давать деньги своим акционерам. И Минкато должен подумать прежде, чем решать по поводу любого варианта альянса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.